Новое правительство Черногории создавалось при участии западных дипломатов

Новое правительство Черногории откладывает начало решительной борьбы с коррумпированным режимом президента Мило Джукановича
9 января 2021  15:38 Отправить по email
Печать

Перед тем как уйти в новогодний отпуск, парламент Черногории принял изменения и дополнения к спорному закону о свободе вероисповедания, за который депутаты предыдущего созыва проголосовали в конце декабря 2019 года. Президент Черногории Мило Джуканович отказался подписать новый вариант закона и отправил его на пересмотр из-за претензий к кворуму в момент голосования. Вице-премьер страны Дритан Абазович прокомментировал этот демарш Джукановича следующими словами: «Возвращением закона для нового голосования Джуканович показал себе желтую карточку. Если он нарушит конституцию, мы его сменим».

Черногорский политик, лидер партии «Новая сербская демократия» и один из лидеров коалиции «Демократический фронт» Андрия Мандич в интервью ИА REGNUM рассказывает, почему он считает изменение спорного закона задачей черногорского правительства номер один, какие действия нового кабинета министров он поддерживает, а какие заслуживают критики, о том, насколько сложно оппозиционному политику во имя национальных интересов отказаться от власти в момент, когда у него уже достаточно народной поддержки для того, чтобы попасть в кресло премьера.

Почти ровно через год после того, как парламент Черногории принял спорный закон о свободе вероисповедания, депутаты уже нового созыва голосовали за изменения этого документа. Как Вы оцениваете новый вариант закона? Считаете ли Вы, что лучше было бы, если бы закон отменили полностью?

Чуть больше одного года назад, всего через несколько часов после полуночи, после того, как парламент Черногории проголосовал за закон о свободе вероисповедания, я был арестован вместе со всеми депутатами от «Демократического фронта». Непосредственно перед арестом мы призвали людей выйти на улицы и выступить против такого закона. Люди массово отозвались, а Сербская православная церковь направила эту энергию в нужное русло, и она вылилась в великолепные шествия, которые продолжались месяцами и которые потрясли всю страну. Этим народ Черногории оказывал давление на предыдущие власти, чтобы они отказались от намерения отнять имущество у Сербской православной церкви. Теперь я могу сказать, что после того, как парламент нового созыва проголосовал за изменения закона о свободе вероисповедания, я счастлив как человек и как политик. Нам удалось отменить худшие положения закона, которые напрямую были связаны со злым умыслом предыдущего режима, покусившегося на имущество Сербской православной церкви. Наша борьба, которая продолжалась целый год и в ходе которой целое поколение оппозиционных политиков поставило на кон весь свой авторитет, увенчалась победой, и теперь мы получили закон, который намного лучше и который ставит в одинаковое положение все религиозные организации на территории Черногории.

Но Вы спросили, хотелось ли мне, чтобы закон был отменен полностью. Да, хотелось бы и мне, и депутатам из рядов «Новой сербской демократии» и «Демократического фронта». Я думаю, что это и была наша цель, но у нас не было парламентского большинства, которое полностью разделяло бы наши национальные, религиозные и политические взгляды. Но принятые изменения делают новый вариант закона вполне приемлемым — они дают возможность нашей церкви свободно действовать в Черногории.

Вы отметили, что закон о свободе вероисповедания год назад поднял невиданную волну протестов. Наверное, и этот фактор повлиял на результаты августовских выборов в Черногории. В предвыборной кампании и «Демократический фронт», и Вы лично выступали за изменение внешнеполитического курса Черногории и восстановление хороших отношений с Сербией и Россией. Но потом мы услышали от нового премьер-министра, что антироссийские санкции останутся в силе. Чем было продиктовано такое решение?

Основные темы предвыборной кампании проистекли из самого народного движения, олицетворенного в народных шествиях. Черногорское общество в ходе этой кампании и в день голосования разделилось на тех, кто выступает за отмену закона, и на тех, кто хотел бы, чтобы дискриминационный закон остался в силе. Потом нам надо было представить гражданам конкретную программу коалиции «За будущее Черногории», которую возглавил господин Здравко Кривокапич, теперь уже премьер страны.

Господину Кривокапичу я уступил право возглавить выборный список коалиции, потому что его, как независимого кандидата, мне порекомендовали иереи митрополии Черногорско-Приморской Сербской православной церкви. У нас в предвыборной программе было несколько пунктов, из которых я бы особо выделил поворот во внешней политике Черногории и восстановление наилучших отношений с Сербией и с Россией. Из всех стран региона у Черногории в данный момент наихудшие отношения с Сербией, так как Черногория признала лжегосударство Косово и этим покусилась на территориальную целостность соседнего братского государства. Также мы в своей программе сфокусировались на необходимость восстановления отношений с традиционными союзниками, в первую очередь с Россией.

Позорные санкции, которые Подгорица ввела против Москвы, не навредили России, но в то же время не принесли Черногории никакой пользы. При этом они только скомпрометировали нас как народ и как государство в глазах наших русских друзей.

В процессе формирования правительства все старались сделать так, чтобы там не оказалось самых влиятельных политиков, особенно из рядов «Демократического фронта». Затем представители трех коалиций, сформировавших правительство (Здравко Кривокапич, Алекса Бечич и Дритан Абазович — ИА REGNUM), подписали соглашение, которым они на самом деле только утвердили все достижения режима Джукановича. Мы сразу же заявили, что это плохо, и что мы обещали гражданам не это. Теперь мы оказываем давление на новое правительство с тем, чтобы оно изменило свою политику и согласовало ее с предвыборными обещаниями. Нам пока удалось сделать одно важное дело — проголосовать за изменения закона о свободе вероисповедания. Это было обещание номер один. Но мы продолжим следить за тем, чтобы правительство выполнило и другие обещания, которые мы дали народу, в том числе те, которые касаются улучшения отношений с Сербией и с Россией.

Когда речь идет о составе нового черногорского правительства, в глаза бросается то, что у партии, которая получила самое большое количество голосов избирателей, а это ваша партия, нет своих представителей в правительстве. Носитель предвыборного списка формировал правительство с той партией, которая получила меньше всего голосов из всех партий в составе коалиции победителей. Как так получилось? Нет ли в этом какого-то «иностранного следа»? В ходе формирования правительства подвергались ли Вы какому-либо давлению?

У меня лично не было никаких контактов с посольствами западных стран во время формирования нового правительства в Черногории. Но действующий премьер-министр Здравко Кривокапич, которому было поручено составить новый кабинет, регулярно общался с ними, и он нас уведомлял, что у западных дипломатов есть определенные требования. В соответствии с тем, что мы слышали, некоторые западные страны были очень заинтересованы в том, чтобы «Демократический фронт» и все остальные партии в составе коалиции «За будущее Черногории», а это две трети депутатов правящей коалиции, не вошли в кабинет министров. Так было сформировано так называемое экспертное правительство — это доселе невиданная практика в нашем регионе.

Так в правительстве оказались те, кто даже не участвовал в выборах, а потом мы узнали, что некоторые министры даже голосовали за «Демократическую партию социалистов» Мило Джукановича. Мы оказались в довольно непростой ситуации, но мы должны были выбирать — или мы дадим Джукановичу шанс удержаться у власти, или мы все-таки пойдем путем демонтажа этой власти.

Мы выбрали второй путь, и вместе с новым правительством, несмотря на все его недостатки, стараемся демонтировать этот криминальный режим, который по своему характеру антисербский, антиправославный и антиславянский.

Учитывая то, что Вы годами боролись с режимом Джукановича, что из-за своей оппозиционной борьбы Вы неоднократно находились под арестом и на скамье подсудимых, сложно ли Вам далось решение не настаивать на собственном участии в новом правительстве?

Я возглавил выборный список «Демократического фронта» на предыдущих парламентских выборах в 2016 году. И тогда оппозиция на самом деле победила, но Джуканович благодаря махинациям и поддержке некоторых иностранных государств инсценировал «государственный переворот» и в разгаре всей этой неразберихи провозгласил свою победу. Моего коллегу Милана Кнежевича, меня и моего водителя обвинили в том, что мы поддерживали крепкие связи с русскими и сербскими националистами, которые намеревались осуществить государственный переворот в Черногории. Нас судили, и в итоге мы были приговорены судом первой инстанции к пяти годам заключения.

Мы до сих пор ведем борьбу с коррумпированной системой правосудия в Черногории, которая все еще находится под контролем Джукановича. Но независимо от этой нашей личной борьбы, которая одновременно является и нашей политической борьбой, нам все-таки удалось объединить наши силы с другими партиями, мы согласились со всеми рекомендациями нашей церкви касательно конкретных личностей из нашего списка, и мы уступили им наши места в надежде на то, что это не только принесет нам победу, но еще и улучшит качество нашей политической борьбы. К сожалению, теперь я вижу, что не все получилось так, как мы надеялись. Но нам нельзя позволить себе быть разочарованными. Все-таки режим Мило Джукановича пережил большой удар. А другие недостатки мы постараемся исправить на ходу.

Недавно премьер-министр Кривокапич опубликовал авторский текст, в котором говорит о том, что Черногория намерена быть первой страной, которая вступит в ЕС, когда Брюссель возобновит прием новых стран. Насколько эта перспектива реальна, действительно ли Черногория самая продвинутая в процессе евроинтеграции? Поможет ли при этом тот факт, что страна, в отличие от соседней Сербии, уже состоит в НАТО?

Что касается Евросоюза и НАТО, формально нигде не прописано, что вы должны сначала стать членом НАТО, чтобы потом вступить в Евросоюз. Черногория недемократическим путем, вопреки воле населения, была втянута в НАТО. Но теперешняя история о том, что Черногория первой в регионе вступит в ЕС мне не кажется реальной по той простой причине, что страна переживает экономическую катастрофу. У нас самая высокая задолженность из всех балканских стран, если сравнить наш общественный долг с размером ВВП. Наш государственный долг также самый высокий в регионе.

Мы также видим, что и по новому кредиту, который совсем недавно взяло правительство Кривокапича, нам придется выплачивать очень большие проценты. При этом кредит был взят крайне непрозрачным способом. Потом у нас проблемы, связанные с банкротством национальной авиакомпании. Правительство много говорит, но мало делает.

Как Вы оцениваете первые шаги в борьбе правительства Кривокапича с коррупцией? Ведь это важно для продвижения на пути евроинтеграции.

Мне кажется, что правительство пока не совершило каких-либо больших прорывов и не оправдало наших ожиданий. Все мы надеялись, что сразу после прихода к власти правительство призовет к ответственности «больших шишек», которые находятся на самых ответственных должностях в стране и в отношении которых существует множество доказательств того, что они занимались незаконной деятельностью. Так что это не совсем хорошее начало борьбы против криминала и коррупции — в том числе потому, что демонтаж режима, особенно в области правосудия, происходит очень медленно. Как раз в этой сфере остались люди, связанные с режимом Джукановича.

Кстати, западных дипломатов больше всего волновало, кто займет должности, отвечающие за борьбу против организованной преступности и коррупции, и они не скрывали, что им не понравится, если это будут люди из «Демократического фронта». Кто-то с самого начала подложил камешек в ботинок новой власти, не позволяя, чтобы смелые и способные люди, сдавшие как оппозиционеры все экзамены по борьбе с коррумпированным режимом Джукановича, взяли рычаги власти в свои руки.

Как Вы видите свою роль в политической жизни Черногории в будущем?

Я продолжу политическую борьбу вместе с другими участниками моей партии. У нас скоро пройдут муниципальные выборы в городе Никшич. Мы хотим, чтобы во всех муниципалитетах, где все еще у власти Демократическая партия социалистов, на муниципальных выборах победили мы, и чтобы таким образом извращенная система правления ДПС была полностью устранена. Мы ожидаем, что народ окажет нам доверие. Это в том числе важно для того, чтобы мы со своей стороны могли влиять на правительство и проконтролировать, как оно выполняет предвыборные обещания, данные гражданам Черногории.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
В настоящее время вакцинация от COVID-19 в России добровольна. Вы привились?
60.4% Нет
Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) для России?
Подписывайтесь на ИА REX
Видео партнёров

Меняя качество жизни

Войти в учетную запись
Войти через соцсеть