Черногория должна думать не о вступлении в ЕС, а о сближении с Россией

Новое правительство Черногории во главе со Здравко Кривокапичем начало свою деятельность с нескольких решений, которые вызвали в стране бурную дискуссию
29 декабря 2020  19:30 Отправить по email
Печать

Новое правительство Черногории во главе с премьер-министром Здравко Кривокапичем начало свою деятельность с нескольких решений, которые вызвали в стране бурную дискуссию. Правительство подготовило изменения к скандальному закону о свободе вероисповедания, но не отменило его. К тому же на днях стало известно о том, что национальная авиакомпания «Монтенегро эрлайнс» прекращает свою деятельность. В начале декабря вице-премьер Черногории Дритан Абазович сменил руководителя Агентства национальной безопасности Деяна Перуничича. При этом новое правительство не меняет внешнеполитический курс и считает вступление страны в ЕС стратегической целью.

Первые шаги правительства Здравко Кривокапича для ИА REGNUM комментирует один из тех сербских интеллектуалов, которым предыдущие власти Черногории запретили въезд в страну — профессор международного права юридического факультета Университета в Косовской Митровице Деян Мирович.

Премьер-министр Черногории Здравко Кривокапич недавно опубликовал авторский текст, в котором говорится о том, что его страна постарается стать первой страной Западных Балкан, которая войдет в ЕС. Какова вероятность того, что Черногория действительно реализует эти амбиции?

Заявление черногорского премьера несерьезное и очень напоминает заявления, которые в Белграде делает президент Сербии Александр Вучич. Это просто пропаганда. Президент Франции Эммануэль Макрон и в прошлом, и в этом году несколько раз повторил, что в обозримом будущем расширения ЕС не будет, и я предпочитаю верить президенту второй по значимости страны Евросоюза больше, чем Здравко Кривокапичу.

О том, насколько велики шансы Черногории занять первое место в очереди на вступление в ЕС, говорит в том числе банкротство национального авиаперевозчика «Монтенегро эрлайнс». Задолженность компании стала огромной, правительство приняло решение о том, что не сможет выделять средства на ее существование и компания будет расформирована.

В Черногории сложное экономическое положение — государство зависит от туризма, а в этом году этот сектор экономики более чем убыточен. Мне кажется, что для всех политиков, как в Черногории, так и в Сербии, гораздо лучше было бы, если бы они занимались не пропагандой, а реальными экономическими показателями, которые говорят о том, что и Черногория, и Сербия во многом зависят от России. Сербия на сто процентов зависит от российского газа, скоро заработает сербский участок газопровод «Турецкий поток». А этот год показал, насколько зависит от гостей из России черногорская туристическая отрасль.

Так что говорить о том, кто первым, а кто не первым вступит в ЕС, просто несерьезно. Было бы лучше, если бы Сербия и Черногория задумались над тем, как развивать экономические отношения с Россией в реальной жизни.

Премьер Кривокапич отметил также, что в Черногории начнётся повсеместная борьба против коррупции и криминала, так как это одно из условий вступления в ЕС. Удастся ли новым властям побороть коррупцию или в какой-то момент они просто перехватят коррупционные схемы у предыдущих властей и начнут использовать их сами?

Борьба с коррупцией — это та часть политики черногорского правительства, которую надо связывать с именем вице-премьера Дритана Абазовича. Он свою предвыборную кампанию как раз основывал на борьбе с коррупцией и преступностью. Весь демонтаж системы президента Мило Джукановича, который уже затронул национальную службу безопасности и полицию, — это заслуга Абазовича.

На мой взгляд, все факты говорят о том, что новое правительство не осмелится менять внешнеполитический курс Черногории, но на внутриполитической сцене у него будут развязаны руки для расправы с режимом Мило Джукановича. Это, кроме отношения к Сербской православной церкви, единственная перемена, которую осуществило правительство Кривокапича. Так что в тандеме Кривокапич — Абазович в данный момент именно Абазович более эффективно выполняет свои предвыборные обещания.

Насколько справедливы утверждения ряда региональных СМИ о том, что для смены режима Джукановича черногорская оппозиция заручилась поддержкой Запада?

Я не согласился бы с этим. Я считаю, что Джуканович сам виноват в своем падении. Он сделал врагов из православной церкви, из просербских, пророссийских и даже прозападных сил в Черногории. То, что связывает партнеров нынешней правящей коалиции, в которую входят и «Демократический фронт», и «Демократы Черногории», — это консенсус вокруг того, что Джуканович должен уйти из власти. У них нет согласия ни по одному вопросу, кроме этого.

Так что даже Запад не смог спасти Джукановича, и американцы и британцы как весьма практичные люди и отличные торговцы, поняли, что его падения не избежать. Когда почти треть населения чуть ли не каждый вечер выходит на улицы в десяти или пятнадцати городах одновременно, нет такой полиции или армии, которая могла бы остановить этих людей.

К тому же надо напомнить, что падение Джукановича началось ещё в 2013 году, когда кандидат в президенты, которого он поддерживал, Филип Вуянович, де-факто проиграл президентскую гонку. Второй сильный удар Джуканович получил на парламентских выборах в 2016 году, когда только благодаря инсценированному «государственному перевороту» он удержался у власти. Джуканович добил сам себя несуразным законом о свободе вероисповедания. Можно сказать, что наибольший вклад в падение Джукановича внёс человек, которого, к сожалению, уже нет среди нас — митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий.

Если Вы уже упомянули закон о свободе вероисповедания… Правительство Черногории сформулировало изменения и дополнения к закону, но его не отменят, как это обещали партии, сформировавшие правительство, во время своей предвыборной кампании. Как Вы оцениваете этот факт?

Новый министр правосудия Черногории Владимир Лепосавич, в отличие от своих предшественников, является очень компетентным юристом. Он был советником митрополии Черногорско-Приморской по юридическим вопросам. Лепосавич пояснил этот момент, и его аргумент звучит довольно убедительно — в случае принятия нового закона необходимо было бы заново организовать общественную дискуссию. Как юрист я считаю, что закон о свободе вероисповедания, по сути, плохой, и что лучше было бы, если бы он был отменен полностью. Но с учетом теоретических замечаний и практических возможностей я скажу так: члены правительства могли найти компромисс и отменить гораздо больше положений спорного закона. Тем не менее я как простой верующий Сербской православной церкви не могу быть более православным, чем сама православная церковь. Если Сербская православная церковь согласилась с предложенными изменениями, то что тут поделать.

Здравко Кривокапич говорил о том, что изменения и дополнения существующего закона — всего лишь переходный вариант, и что потом будет разработан новый закон о свободе вероисповедания. Насколько это вероятно?

Я не уверен, что новый закон будет разработан в обозримом будущем. Мне кажется, что у нового правительства есть другие приоритеты. Например, экономика.

Пока я не могу говорить об этом с уверенностью, но мне кажется, что кредит в размере 750 млн евро, который взяло новое правительство, связан с закрытием национальной авиакомпании. Сумма кредита довольно большая, это четверть всей задолженности. Я понимаю причины — туристический сезон провалился, и эпидемия коронавируса в разгаре, но кредит взят незаконным путем, так как он не обсуждался в парламенте. Мне кажется, что покупка авиакомпании покажет, кто стоит за этим кредитом.

Не исключено, что за продажей национального авиаперевозчика последуют продажи туристических объектов. Новые власти, по всей видимости, будут проводить неолиберальную политику в области экономики.

С другой стороны, я должен сказать, что это правительство, несмотря на все свои недостатки, намного лучше предыдущего, которое было открыто антисербским и антироссийским.

Примечательно, что в правительство Кривокапича не вошли некоторые оппозиционные лидеры, которые годами боролись против режима Джукановича. Например, один из лидеров «Демократического фронта» Андрия Мандич, которого нет ни в правительстве, ни в парламенте. Как Вы это объясняете?

Это более чем странно. Я не знаю ни одного подобного примера в юридической или политической теории, когда лидер коалиции, победившей на выборах, создает правительство не на основе списка, из которого его самого избрали, или того, который был вторым по количеству голосов (а это «Демократы Черногории»), а на основе третьего и самого слабого списка, который возглавил Дритан Абазович. Это говорит о вмешательстве извне, так как это не демократический способ формирования правительства.

При этом надо отметить, что все-таки был достигнут какой-то компромисс между правительством и премьером Кривокапичем, с одной стороны, и «Демократическим фронтом» и «Демократами Черногории» — с другой. Насколько мне известно, места на государственных предприятиях и в глубине государственного аппарата занимают люди из рядов «Демократического фронта». Я не сказал бы, что это результат доверия и договоренностей, которые существовали до выборов, но это и есть своеобразный компромисс.

Значит ли это, что новое правительство Кривокапича имеет все шансы надолго задержаться у власти?

Несмотря на компромисс, в Черногории начнется борьба различных политических и общественных сил. Но то, что связывает между собой все эти силы, включая православную церковь, это желание демонтировать режим Мило Джукановича. Мне кажется, что правительство Кривокапича продержится дольше, чем Джуканович на своем президентском посту.

С учетом того, что борьба против коррупции началась, не исключено, что расследование приведет к Джукановичу или членам его семьи, к его ближайшим сотрудникам. В этом случае ситуация будет для него тяжёлой. Хотя он человек, которому после провозглашения независимости Черногории удалось сделать невероятное — отвернуться от России, отвернуться от церкви, которая создала это государство, поссориться с бывшими соратниками и друзьями из медийного холдинга Vijesti, провести вымышленный государственный переворот. У него в Черногории не осталось ни одного союзника.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Если бы в ближайшее воскресенье состоялись выборы президента РФ, проголосовали бы Вы за В.В. Путина?
64.5% Да
Афганистан будущего станет для России
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть