National Interest: Как и Трамп, Байден должен использовать Индию против КНР

Посыл президента США Дональда Трампа «Америка прежде всего» навсегда увязал Индию со всеобъемлющей индо-тихоокеанской стратегией Вашингтона
28 декабря 2020  17:35 Отправить по email
Печать

Посыл президента США Дональда Трампа «Америка прежде всего» навсегда увязал Индию со всеобъемлющей индо-тихоокеанской стратегией Вашингтона. Благодаря уникальным личным взаимоотношениям премьер-министра Индии Нарендры Моди с Трампом сложились условия для стратегического ответа на вызов всё более агрессивного Китая, пишут бывший американский дипломат и военный профессор Патрик Мендис и специалист по политической и культурной истории Китая и Индии из Ягеллонского университета Кракова Антонина Лущикевич в статье, вышедшей 27 декабря в The National Interest.

Избранный президент Джо Байден неслучайно выбрал сенатора Камалу Харрис — потомка индийских мигрантов — в качестве своего вице-президента. Однако несмотря даже на то, что в администрацию Байдена войдет такой человек, как Харрис, в вопросе противостояния Китаю Белому дому всё равно придется столкнуться с серьезными проблемами в преодолении индуистской националистической политики Моди и белого евангелическо-христианского нативизма Трампа.

При Трампе американские власти закрывали глаза на вопросы прав человека и этнических меньшинств внутри страны и за рубежом, особенно тибетцев и уйгуров в Китае, а также мусульман в индийском Кашмире. Всё же его администрация, во главе которой стоят евангелисты, использовала Индию в качестве противовеса Китаю в рамках своей индо-тихоокеанской стратегии совместно с Австралией и Японией. Как и в случае с тайваньским курсом Вашингтона, у нового Совета национальной безопасности при Байдене не будет другого выбора, кроме как продолжить политику Трампа в отношении Индии в его противодействии с Китаем, особенно в отношении восстановления глобальных цепочек поставок в условиях китайско-американских торговых и технологических войн.

Подготовка сцены

Чтобы заложить прочную основу для американо-индийских отношений, президент Трамп в конце октября 2020 года направил в Нью-Дели высокопоставленных сотрудников своих служб обеспечения национальной безопасности. То, что в Белом доме решили организовать визит госсекретаря США Майкла Помпео и тогдашнего министра обороны Марка Эспера, носило важный характер. Визит состоялся всего за несколько дней до президентских выборов в США и во время пандемии, которую не могут сдержать ни самые могущественные, ни крупнейшие демократии мира. Иными словами, нет никаких сомнений в том, что администрация Трампа понимает всю важность взаимодействия США с Индией.

В качестве госсекретаря Помпео посещал Индию уже в четвертый раз, и трижды его визит проходил в рамках диалога 2+2 между главами ведомств США и Индии, входящих в более широкую организацию — Четырехсторонний диалог по безопасности. Его последняя поездка носила наиболее важный характер, учитывая, что на официальной встрече с индийскими коллегами — министром иностранных дел Индии Субрахманьямом Джайшанкаром и министром обороны Раджнатхом Сингхом — Помпео сопровождал министр обороны США Эспер.

В качестве членов Четырехстороннего диалога с Австралией и Японией США и Индия подписали последнее из четырех основополагающих соглашений — Базовое соглашение об обмене и сотрудничестве (BECA) в области геокосмического и разведывательного взаимодействия. Тем самым они укрепили свои двусторонние военные связи и получили доступ к исключительно точным геопространственным данным, новейшим оборонным технологиям и секретным спутниковым сведениям для решения военных вопросов. Вместе с остальными тремя соглашениями — Соглашением об общей безопасности военной информации (GSOMIA) 2002 года, Меморандумом о согласии по логистическому обмену (LEMOA) 2016 года и Соглашением о совместимости средств связи и безопасности (COMCASA) 2018 года — BECA составляет основу рамочного сотрудничества США и Индии в области обороны.

Соглашение BECA будет иметь решающее значение для Индии, учитывая ее кровопролитные пограничные столкновения с силами Народно-освободительной армии Китая, которые произошли в июне 2020 года на спорных территориях в Гималаях, в долине реки Галван в Ладакхе, а также с учетом более раннего противостояния в долине Доклам в районе схождения границ Индии, Китая и Бутана. В соответствии с этим договором, военные США предоставят Нью-Дели современное навигационное и иное авиационно-электронное оборудование в дополнение к обмену геопространственными разведывательными данными для предотвращения вторжений Китая на территории, заявленные Индией.

Индийский альянс с Четырехсторонним диалогом по безопасности теперь укрепился в рамках широкого военного пакта. В знак протеста министр иностранных дел Китая Ван И охарактеризовал цель организации как создание «Индо-Тихоокеанского НАТО» в рамках стратегии, напоминающей времена холодной войны. Однако тот же глава МИД КНР в 2018 году пренебрежительно назвал эту организацию и Индо-Тихоокеанский (а не Азиатско-Тихоокеанский) альянс «привлекающей внимание идеей», которая «рассеется, как пена океана». Несмотря на его риторику, данные свидетельствуют о появлении нового индо-тихоокеанского альянса, подобного НАТО, спровоцированного в основном недавними китайско-индийскими пограничными столкновениями в районе Ладакха в Гималаях.

Стратегические просчеты Пекина

Двадцать индийских солдат — вместе с неподтвержденным числом военнослужащих с китайской стороны, — погибшие в стычке на границе в Гималаях, стали первыми зарегистрированными жертвами противостояния с 1975 года. В ответ на действия Пекина правительство Моди запретило на территории Индии, считающейся крупнейшим рынком для китайской информационной продукции, более ста китайских приложений, таких как WeChat и TikTok. Пойдя на этот шаг, индийское правительство отказалось от тех прорывных установок, которые действовали с 1988 года и предполагали, что экономические и культурные отношения между Индией и Китаем будут развиваться независимо от имеющихся территориальных разногласий. Для администрации Трампа не было большего подарка, чем возможность заполучить Индию в качестве решительно настроенного партнера в торговых и технологических войнах против Китая.

Не секрет, что в последние годы Индия и США совместно укрепляют военное, экономическое и дипломатическое сотрудничество. Взаимодействие Нью-Дели и Вашингтона начало ускоряться с подписанием в 2008 году Договора о сотрудничестве между США и Индией в области гражданской ядерной энергетики. Теперь же, после более чем десяти лет переговоров, благодаря договору BECA Индия и США смогут обмениваться данными со спутников и картографическими сведениями для повышения точности своих ракет и беспилотников, а также и для лучшего наблюдения за Китаем и его «неизменным» другом Пакистаном. При единодушной поддержке Конгресса США соглашение BECA, которое может считаться одним из самых долго согласуемых документов, станет последней частью четырех военных соглашений между Индией и Соединенными Штатами, которые укрепят их военное партнерство и позволять странам Четырехстороннего диалога по безопасности более активно действовать в Индийском океане и за его пределами.

Не заявляя прямо, что альянс США и Индии направлен в первую очередь на противодействие влиянию Китая, Помпео отметил на министерском диалоге 2 + 2 в Нью-Дели, что «нам есть что обсудить сегодня: от нашего сотрудничества в борьбе с пандемией, возникшей в Ухане, до противодействия угрозам со стороны Коммунистической партии Китая для безопасности и свободы, и содействия миру и стабильности во всем регионе». С его евангельско-христианской точки зрения, закрывать глаза на атеистический Китай больше нельзя и нужно признать, что он враг христианской Америки. Хотя администрация Трампа, проповедующая ценности националистического превосходства белых, и критикует Китай за нарушения прав человека, она по-прежнему сознательно не хочет замечать, например, то, как индуистское националистическое правительство относится к мусульманам в Кашмире, а также не видит нарушения прав человека латиноамериканских и мусульманских иммигрантов в Америке.

Меры предосторожности против фактора Байдена

Несмотря на важность этих ценностей и договоренностей, остаются некоторые вопросы, связанные с выбранным моментом. Почему президент Трамп направил своих высокопоставленных сотрудников службы национальной безопасности всего за несколько дней до президентских выборов, когда был велик риск проиграть гонку? Почему Индия не последовала стратегии «выжидания», пока не будут прояснены результаты выборов в США?

Геополитический контекст визита Помпео предполагает, что он часть долгосрочной стратегии, направленной на ограничение возможностей будущей администрации в ее подходе как к Китаю, так и к Индии. Он обеспечивает, чтобы она продолжалась независимо от того, кто придет в Белый дом. Подобно назначению консервативных судей в Верховный суд США за прочное наследие, очевидно, что торговые и технологические войны Трампа с Китаем будут неизбежными и необратимыми, независимо от намерений президента Байдена. Такие инициативы, как Четырехсторонний диалог по безопасности и «Индо-Тихоокеанская стратегия», подтверждают, что у администрации Байдена нет другого выбора, кроме как уравновесить — или даже изолировать или, возможно, пойти на размежевание с Китаем — не только в экономической, но и в политической сферах.

С учетом преобладающих внутриполитических перспектив визит Помпео в Индию стал еще одним поводом использовать риторику о «китайской угрозе» и антикитайские настроения в ходе президентской кампании, чтобы активизировать свою базу избирателей на долгие годы. Своей жесткой риторикой — от обвинений в распространении «китайского вируса» до представления Китая в качестве экономического бандита — Трамп пытается мобилизовать своих сторонников, а также отвлечь внимание от пандемии коронавируса.

Наследие Трампа, включающее в себя около 74 миллионов избирателей, по сравнению с 81 миллионом, проголосовавшим за избранного президента Джо Байдена, предполагает, что его стиль американской политики не ограничится регионами Атлантического и Тихого океанов. Получив «огромные суммы от своих лояльных сторонников», Трамп уже в качестве бывшего президента будет обладать «огромной гибкостью» для продвижения своих амбиций и использования его внешнеполитических инициатив, отстаивая свой успех среди консервативно-евангелистских избирателей и неожиданных доходов от военно-промышленного комплекса (с его политикой продажи вооружений Саудовской Аравии, Израилю, Тайваню, Индии и другим странам).

Тем не менее избранному президенту Байдену, безусловно, необходимо будет приветствовать знаковые медвежьи объятия индийского премьер-министра Моди, символ его «личной дипломатии», а также взаимовыгодный характер развивающихся двусторонних отношений.

Прощай, чушь неприсоединения

Создав новый военный альянс с США, Индия наконец сняла маску внешней политики «неприсоединения», которую она номинально использовала с момента обретения независимости в 1947 году. Во время холодной войны так называемое неприсоединение должно было дать Индии гибкость, маневрировать в отношениях между США и бывшим Советским Союзом. Однако недавняя напряженность на границах и всё более решительные попытки Китая вмешаться во внутренние дела Индии лишают Нью-Дели возможности сохранять фасад нейтралитета. Поскольку премьер-министр Великобритании Борис Джонсон планирует посетить Индию в январе 2021 года в своем стремлении преобразовать группу G7 в Демократию 10 (D-10) с Австралией, Южной Кореей и Индией, новый демократический альянс проложит путь для Байдена. Администрация возглавит борьбу с авторитарными режимами и бросит вызов Китаю.

Тем не менее по сравнению с госсекретарем Помпео и другими официальными лицами Трампа, которые открыто называют Китай врагом, индийские лидеры по-прежнему кажутся гораздо более сдержанными в своей риторике. Хотя ни Джайшанкар, ни Сингх не назвали вещи своими именами, антикитайские мотивы индийского правительства больше не подлежат сомнению, несмотря на некоторые совместные китайско-индийские проекты мягкой силы в последние годы.

Похоже, что Индия готова защитить свои гималайские границы с помощью международного союза — первого военного союза, направленного на защиту своей границы, к которому Нью-Дели открыто присоединился за всю историю после обретения независимости. Нет сомнений в том, что азиатская демократическая «коалиция желающих» стран, подобная НАТО, или глобальная группировка «D-10» будет иметь далеко идущие последствия для Индийского субконтинента и стратегии США в Индо-Тихоокеанском регионе.

Чтобы Соединенные Штаты могли противостоять всё более напористому Китаю, президенту Байдену необходимо продвигать политику Индии, разработанную администрацией Трампа, одновременно отстаивая основополагающие ценности Америки — свободу и демократию. Если Байден будет защищать эти ценности на мировой арене, его, по крайней мере, будут помнить как подлинного президента США, который восстановил американский миф о «сияющем граде на холме», которому должны подражать остальные.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Карабах де-факто:
40.9% Протекторат России
США ведут с Россией холодную войну. Будет ли мир?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть