Две логики «нормандского формата»

Приближается первая годовщина «Парижской встречи» лидеров России, Германии, Франции и Украины
7 декабря 2020  11:28 Отправить по email
Печать

Российская федерация не считает себя стороной конфликта на Восточной Украине, но это совершенно не мешает ей быть там основным заинтересованным лицом. По-другому и быть не может, поскольку Москва отчаянно защищает свои западные границы, одновременно расширяя свое присутствие на Ближнем Востоке и в Африке.

Россия и патронируемые ею непризнанные республики украинского Востока действуют в рамках «логики намерений», отраженных в 13 пунктах Второго Минского протокола, и в первую очередь в 9-м пункте: «Восстановление полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта, которое должно начаться в первый день после местных выборов и завершиться после всеобъемлющего политического урегулирования (местные выборы в отдельных районах Донецкой и Луганской областей на основании Закона Украины и конституционная реформа)».

Украина в своих действиях приняла «логику обстоятельств», предусматривающую изменение порядка и последовательности действий в зависимости от изменения ситуации и желаний. Суть украинской позиции — «сначала контроль над границей, а затем — все политические трансформации. И эти «обстоятельства» Киев чаще всего создает сам. За прошедший год можно назвать как минимум четыре измененных Киевом обстоятельства:

  1. Перезагрузка Трехсторонней контактной группы (ТКГ) в Минске. В ее состав были введены Алексей Резников — министр по делам временно оккупированных территорий, Галина Третьякова — председатель парламентского комитета по вопросам социальной политики и защите прав «ветеранов АТО» и Александр Мережко — глава парламентского комитета по вопросам внешней политики. О качестве таких, прости Господи, «переговорщиков» можно судить по одному Резникову: для него Донбасс — это «опухоль» и «ментально больная территория».
  2. Включение в состав ТКГ «истинных представителей Донбасса». Таковыми оказались Сергей Гармаш и Денис Казанский — журналисты интернет-издания «Остров», которое напрямую финансируется посольством США. Гармаш и Казанский выехали из Донбасса в самом начале конфликта, поэтому ни авторитета у жителей региона, ни связей с теми, кого можно назвать «новой элитой Л/ДНР, у них, естественно нет. То есть их присутствие в составе группы никак нельзя назвать «шагом к поиску решения».
  3. Ввод, а затем демонстративное исключение из процесса такого «поиска решения» Сергея Сивохо и Витольда Фокина, которые предлагали пусть несмелые и половинчатые, но реальные шаги к исполнению Минского протокола. Особенно это касается первого премьера суверенной Украины Фокина.
  4. Возврат к Будапештскому меморандуму. Главный «переговорщик от Зеленского» Андрей Ермак предложил «альтернативу» Минским соглашениям, вспомнив о Будапештском меморандуме, который якобы даёт гарантии безопасности Украине со стороны США и Великобритании. Хотя «меморандум» — это не более чем форма дипломатической переписки, и по переписке четвертьвековой давности, по признанию посла Германии на Украине Анки Фельдхаузен, «получить эти гарантии сегодня просто невозможно».

Все эти действия чудесно укладываются в «логику придумываемых обстоятельств», но по сути означают одно — эти «придумки» являются дипломатическими авантюрами главы офиса президента (а значит и самого президента) по денонсации «Минска», что заводит переговоры в формате ТКГ в тупик. Реализовать их, конечно, можно, но только при одном условии — необходимо выиграть у России войну.

Притом войну настоящую, а не то вялое противостояние, которое последние годы происходит на линии разделения лоялистов и инсургентов на востоке Украины. И называется киевскими ястребами «российско-украинской войной».

А такую войну, которая имела место в Закавказье — с беспилотниками, мобильными диверсионными группами, глубокими прорывами и баллистическими обстрелами. Войну, в которой за 42 дня боев стороны потеряли 2783 (Азербайджан) и 2718 (Армения) бойцов. Войну, итог которой решают не участники боевых действий, а ведущие геополитические игроки, причем без долгих переговоров контактных групп. Во всяком случае, в Закавказье после совместного решения Турции и России все как ножом обрезало — ни выстрелов, ни взрывов. А обмен пленными по принципу «всех на всех» Арменией и Азербайджаном был согласован в течение 1 (ОДНОГО) месяца.

Но пока такого не произошло, Россия будет настаивать на «конструктивном подходе» к переговорам по восточноукраинской проблематике: что в Минске, что в Берлине, что в Париже. И под «конструктивизмом» Москва будет понимать именно «логику намерений». То есть порядок шагов и действий, прописанный в Минском протоколе и подписанный заинтересованными сторонами. Украина же, в которой «Слуги народа» превратились из «партии мирных обещаний» в откровенную «партию войны», такой подход принять не сможет, в страхе перед контролирующим улицу агрессивным меньшинством. Поэтому будет придерживаться «логики обстоятельств».

А это означает, что дипломатического способа решения конфликта сейчас просто нет. Только активная фаза боев по закавказскому сценарию или «глубокая заморозка» непризнанных государств.

Ну, за годовщину «Норманди»!

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

Calm47
Карма: 472
07.12.2020 15:26, #43436
Если уж бантустан украина может вольно трактовать Минские соглашения, то и ЛДНР (естественно при поддержке России) может трактовать их по своему. Минское соглашение предусматривает как цель сохранение территориальной целостности Уркаины. Но такая задача решается не только путем присоединения ЛДНР к Уркаине, но и путем присоединения ныне оккупированной неонацистскими бандформированиями части Уркаины к ЛДНР. Такая трактовка ничем не уступает бантустановской трактовке и не противоречит сути Минского соглашения.
Подписывайтесь на ИА REX
Реален ли в ближайшее десятилетие железный занавес между Востоком и Западом?
61.8% Да
Победила ли Россия Запад в гонке вакцин?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть