American Conservative: Помпео – худший госсекретарь в истории США?

Госсекретарь забыл, что его работа – не гнуть личную идеологическую линию, а заниматься продвижением интересов американского народа
6 ноября 2020  12:43 Отправить по email
Печать

Можно ли назвать действующего главу внешнеполитического ведомства США Майка Помпео худшим госсекретарем в истории страны? Без сомнения, он ужасен и заслуживает этой чести из-за своих смехотворных потуг в дипломатии и общей своей воинственности, пишет Даг Бендоу в статье, вышедшей 5 ноября в The American Conservative.

Однако за этот титул готовы побороться еще 69 претендентов. Так, среди современных примеров можно назвать госсекретарей Колина Пауэлла, с помощью которого Джордж Буш — младший обманом убедил страну в необходимости пойти на провальное вторжение в Ирак, Мадлен Олбрайт, чей образ мышления навсегда застрял в мире Адольфа Гитлера и которая всегда была готова вмешаться в чужие войны, Александр Хейг, который добился немногого — лишь заявил о том, что после покушения на Рональда Рейгана главный он, а также Уильяма Роджерса, которого затмил советник по национальной безопасности Генри Киссинджер, в конечном счете занявший этот дипломатический пост.

Если вернуться немного назад, можно вспомнить Роберта Лансинга, который поспособствовал втягиванию США в Первую мировую войну, что было одним из самых глупых и контрпродуктивных шагов в американской истории. При поиске же более ранних примеров неизбежно наталкиваешься на проблему: чем раньше смотришь, тем сильнее разнятся обстоятельства, из-за чего труднее становится проводить какие-либо параллели.

Тем не менее лучшее, что можно сказать о Помпео, — это то, что он не втянул США в новые войны, хотя активно к этому и стремился. Чаще всего он играл роль антитезы дипломата, решившего оскорблять, сдерживать, требовать, настаивать, диктовать, угрожать, разглагольствовать и навязывать, но никогда не уговаривать. Результаты такого подхода говорят сами за себя: в послужном списке администрации нет каких-либо заметных успехов, которые приносили бы пользу США, то есть достигали предполагаемой цели внешней политики в рамках курса «Америка прежде всего». За время правления администрации было чуть-чуть хорошего, много плохого и немного ужасного.

Безусловным успехом стала самая важная дипломатическая инициатива президента Дональда Трампа: заданный им курс прямых встреч с лидером Северной Кореи Ким Чен Ыном. Помпео вступил в должность в марте 2018 года, когда первый саммит между США и КНДР был уже запланирован. На следующий год в ходе саммита в Ханое, за который отвечал Помпео, каких-то успехов инициатива Трампа не добилась.

Увы, госсекретарь потерял очки, очевидно, не сделав ничего, чтобы разубедить президента в мысли о том, что Пхеньян готов передать весь свой арсенал в надежде, что Вашингтон благосклонно отнесется к его будущим чаяниям. Шансов на это не было никаких, особенно после того, как союзники США обошлись с Ливией, которая отказалась от своих ракет и ядерной программы, а также после того, как сам Трамп вышел из ядерного соглашения с Ираном, потребовав от Тегерана униженного отказа от своей независимой внешней политики. Пхеньян легко может представить себе подобное жестокое обращение со стороны этой или будущей администрации уже в своей адрес.

Вашингтон также стремится к улучшению отношений с Индией, что является правильным шагом. Однако, как и везде, беспокойство по поводу нарушений прав человека почти полностью отсутствует в портфолио Помпео, если только оно не действует как оружие против противника. Госсекретарь с готовностью закрывает глаза на действия союзных диктаторов, когда те сажают в тюрьму, пытают и убивают несогласных. Так «обстоит дело» с премьер-министром Нарендрой Моди, который подстрекал, если не способствовал росту религиозных преследований в Индии.

«Соглашения Авраама», заключенные между Израилем и Бахрейном и Объединенными Арабскими Эмиратами, можно считать относительным успехом: улучшение отношений между арабами и израильтянами полезно, хотя укрепление двух авторитарных режимов — нет. Бахрейнская суннитская монархия сидит на шее у шиитского населения при поддержке саудовских вооруженных сил, в то время как Эмираты, прозванные Пентагоном «Маленькой Спартой», как будто это комплимент, использовали свои вооруженные силы для совершения убийств и прочих преступлений в Йемене. Еще хуже шли смежные переговоры с Суданом, страну принудили пойти на признание Израиля с помощью несправедливого отнесения в категорию террористического государства. Подобный подход негативно скажется на формировании демократии в стране, которая недавно пережила народную революцию.

Примеры неудач американской дипломатии при Помпео встречаются гораздо чаще. Например, он принимал активные меры, чтобы не дать президенту воплотить его очевидное стремление и выйти из «бесконечных войн». При этом очевидно, что девятнадцати лет государственного строительства в Афганистане уже достаточно, что США не место в сирийской гражданской войне, что Ирак и его соседи способны и должны сами справляться с тем, что осталось от «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ).

Госсекретарь Помпео сыграл столь же зловредную роль в Европе, вставляя палки в колеса своему начальник, и идя вразрез с интересами американского народа, когда он стал делать все, чтобы США тратили больше средств и разворачивали более многочисленные военные контингенты на этом континенте, несмотря даже на то, что Трамп подталкивал страны региона делать больше для обеспечения собственной безопасности. Это бессмысленная стратегия: Вашингтону следует сократить расходы на оборону государств, способных защитить себя, и позволить им решать, как действовать дальше.

Примерно таким же был подход США к Южной Корее. Япония же избежала большей части подобного давления. Тем не менее можно представить себе, каким был бы оборонительный потенциал островного государства против Китая, если бы Токио тратил на свои вооруженные силы не 1% ВВП, а все 2% или 3%. И почему бы ему не сделать это, а не ожидать, что за него это сделает Вашингтон?

Кроме того, госсекретарь превратил права человека в политическое оружие, жертвуя доверием к этому вопросу. У Помпео, когда он критикует Иран, наворачиваются слезы, но одновременно с этим он подыгрывает королевской семье Саудовской Аравии, которая замешена в гораздо более жестоких преступлениях. Госсекретарь ужасается преступлениям, совершенным режимом Николаса Мадуро, но выражает самое теплое отношение к египетскому лидеру Абдель Фаттаху ас-Сиси, наказавшему людей даже за малейшую критику, и Реджепу Тайипу Эрдогану, который стал превращать Турцию в автократию. Помпео фактически представил новую инициативу в поддержку неотъемлемых прав при поддержке таких стран, как Саудовская Аравия, и других разного рода тираний.

Затем не стоит забывать и о катастрофических провалах. Применение санкций для того, чтобы заморить голодом народы Сирии и Венесуэлы, чтобы заставить правительства этих стран пойти на попятную, не только аморально, но и неэффективно. Оба режима многое пережили и не склонны сдаваться.

По крайней мере Венесуэла представляет для Вашингтона географический интерес, чего нельзя сказать о Сирии, которая никогда не имела значения для безопасности США. Более того, Помпео должен был поддержать стремление президента вернуть на родину все американские войска. Сегодня между американскими и российскими военными в республике происходят столкновения из-за того, что США захватили сирийские нефтяные месторождения — странный и незаконный шаг со стороны администрации Трампа. Также невозможно объяснить, зачем против Кубы ужесточаются санкции, которые в течение последних шестидесяти лет доказали свою неэффективность. В результате этого ужесточения сильно пострадало действующее там частное деловое сообщество, что решило назревавшую для руководства островного государства проблему.

Зацикленность на Иране, которая, похоже, исходит больше от Помпео, чем от Трампа, лучше всего можно объяснить стремлением передать политику на Ближнем Востоке Саудовской Аравии и Израилю. Результат выхода США из ядерного соглашения оказался не чем иным, как катастрофой. Тегеран отказался вести переговоры, вместо этого активизировав переработку ядерных материалов, начав препятствовать движению танкеров в Персидском заливе, атаковав нефтяные объекты Саудовской Аравии, а также базы США и посольство в Ираке. Вместо того чтобы восстановить режим сдерживания, как утверждалось, теперь секретарю приходится сетовать на то, что ему, возможно, придется закрыть американское посольство в Багдаде.

Помпео возглавил позорную политику администрации в отношении Саудовской Аравии, помогая ей в ее агрессивной войне против нищего Йемена. Эта нация находилась в состоянии войны как между группировками внутри страны, так и с внешним противником на протяжении большей части своего существования. Эр-Рияд решил вторгнуться, чтобы восстановить у власти марионеточный режим. Пойдя на этот шаг, Эр-Рияд способствовал тому, что типичная междоусобица превратилась в межрелигиозную войну, в которой Тегеран смог обескровить неэффективные саудовские вооруженные силы, вооружаемые и поддерживаемые Пентагоном. Таким образом, секретарь сделал американское население соучастником военных преступлений Саудовской Аравии.

Пойдя на еще большую глупость с геополитической точки зрения, Помпео вслед за Олбрайт стал применять уместные для времен Второй мировой и холодной войны клише. Безусловно, Россия — неприятный игрок, но безопасности Америки она не угрожает. ЕС же способен сам себя защитить. Увы, постоянное наращивание санкций без возможности разрешения все более острых противоречий лишь гарантирует, что Россия будет впредь проводить агрессивный курс и склонится в сторону Китая в этой нарастающей борьбе. Какой в этом смысл для Вашингтона?

Наконец, Помпео проявил свою грубую, неумелую, агрессивную личность, пытаясь начать возглавляемый США поход против Китайской Народной Республики. Пекин представляет собой серьезную проблему, но не в области безопасности. Никто не верит, что КНР планирует послать армаду через Тихий океан, чтобы завоевать Гавайи. Проблема заключается в том, готов ли Вашингтон платить цену за то, чтобы и впредь считать воды Азиатско-Тихоокеанского региона американским озером.

Что касается других вопросов, США необходимо работать вместе с дружественными державами. Помпео же сделал все возможное, чтобы оттолкнуть от Вашингтона потенциальных партнеров: например, страны «Большой семерки» отказались от его требования назвать коронавирус «уханьским вирусом», и даже союзники, такие как Южная Корея, по-прежнему занимают гораздо более сдержанную позицию в своих отношениях с Китаем, полные решимости не превращать своего большого соседа во врага. В отношениях, которые обещают стать долгими и сложными, требуется настоящая и серьезная дипломатия, которая явно выходит за рамки ограниченных возможностей Помпео.

В личном плане он, похоже, злоупотребил своим положением как в личных, так и в идеологических целях. Например, стремясь как можно активнее показать свою верность Эр-Рияду, он смог обойти Конгресс и добиться отправки боеприпасов саудовским военным, чтобы те могли убить больше йеменских мирных жителей. Затем он попытался воспрепятствовать расследованию в его ведомстве, оказав давление на генерального инспектора и добившись его увольнения.

К сожалению, Помпео оказался одним из величайших препятствий на пути к лучшему в международной повестке дня президента Трампа. В своей речи, произнесенной в прошлом году, в которой он утверждал, что реализует внешнеполитическое видение отцов-основателей, он очернил дипломатию и ее успешные плоды, такие как потепление отношений с Кубой и Ираном, благодаря которым они могли стать объектами разрушительного внешнего влияния. Такой подход больше соответствовал бы желанию Трампа иметь дело с такими странами, как Северная Корея и Иран.

В самом деле, дай ему волю, и Помпео, скорее всего, привел бы Америку к войне с Ираном и, возможно, с Венесуэлой, Китаем и Россией. Его воинственность никоим образом не служит интересам американского народа. То же самое и с его последовательной кампанией, сознательной или нет, по пресечению смелых, но некомпетентных попыток президента избежать в значительной степени бездумных шагов, навязываемых ему со стороны внешнеполитического истеблишмента США.

Госсекретарь забыл, что его работа — не гнуть личную идеологическую линию, а, напротив, заниматься продвижением интересов американского народа с особым упором на защиту его жизни, территории, свобод, конституционной системы и процветания. В этом он раз за разом терпел неудачу. Может, он не худший госсекретарь в истории. Но наверняка он один из худших.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Афганистан будущего станет для России
49.3% Нейтральным государством
В настоящее время вакцинация от COVID-19 в России добровольна. Вы привились?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть