Foreign Affairs: Самое опасное для США в Китае – это идеология

На протяжении десятилетий в США считалось, что Китай неизбежно со временем станет более либеральным государством...
22 октября 2020  12:51 Отправить по email
Печать

На протяжении десятилетий в США считалось, что Китай неизбежно со временем станет более либеральным государством — сначала в экономическом, а затем и в политическом плане. В Вашингтоне сильно ошибались, и этот просчет можно считать величайшим провалом внешней политики США с 1930-х годов.

Подобная ошибка была допущена по ряду причин, в первую очередь ввиду того, что США закрывали глаза на идеологию Коммунистической партии Китая (КПК). Вместо того чтобы слушать лидеров КПК и читать ее ключевые документы, американские лидеры верили в то, во что хотели верить: что правящая партия Китая является коммунистической только по названию, пишет советник по национальной безопасности США Роберт О'Брайен в статье, вышедшей 21 октября в Foreign Affairs.

Сегодня было бы столь же серьезной ошибкой полагать, что эта идеология имеет значение только внутри Китая. Фактически идеологическая программа КПК простирается далеко за пределы страны и представляет собой угрозу самой идее демократии, в том числе в Соединенных Штатах. Стремление председателя КНР Си Цзиньпина к контролю не ограничиваются только гражданами Китая. По всему миру КПК стремится распространять пропаганду, ограничивать свободу слова и использовать личные данные в злонамеренных целях. Соответственно, США не могут просто игнорировать идеологические цели КПК. Вашингтон должен понять, что борьба с китайской агрессией в первую очередь требует признания угрозы со стороны китайской идеологии и защиты от нее здесь, у себя дома, пока не стало слишком поздно.

Слова — это пули

КПК — самопровозглашенная марксистско-ленинская организация, а Си Цзиньпин как высший командующий партии считает себя «преемником» Иосифа Сталина. Марксизм-ленинизм, считает советник Трампа, — это тоталитарное мировоззрение, которое утверждает, что все важные аспекты жизни должны контролироваться государством, намерение же КПК доминировать в области политической мысли заявляется открыто и проводится в жизнь самыми активными методами. На протяжении многих лет лидеры КПК подчеркивали важность «идеологической безопасности». В китайском документе 2013 года о «текущем состоянии идеологии» указывалось, что «абсолютно никаких возможностей или центров распространения неправильного мышления или точек зрения» быть не должно.

«Китайские лидеры всегда считали, что власть основывается на контроле как над физическим полем битвы, так и над культурной сферой», — отметил журналист и бывший чиновник правительства Австралии Джон Гарнаут.

«Слова — не средство разума и убеждения. Они пули. Слова предназначены для определения, изоляции и уничтожения противников», — добавил он.

В Китае этот подход предполагает обязательные занятия по коммунистической идеологии и обязательное использование приложений для смартфонов, изучающих «мысль Си Цзиньпина», а также жесточайшую цензуру всех СМИ. Запрещаются любые внешние источники информации — от зарубежных газет до Twitter, Facebook и WhatsApp. КПК переосмысливает религиозные тексты, включая Библию, для поддержки своей идеологии и сажает миллионы мусульман-уйгуров и других меньшинств в лагеря перевоспитания, где они подвергаются политической и идеологической обработке и принудительному труду.

Работа по установлению этого контроля над информацией и мнениями по всему миру идет полным ходом. Почти каждое новостное издание на китайском языке в Соединенных Штатах принадлежит КПК или следует ее редакционной линии. Американцы слышат пропекинскую пропаганду на более чем дюжине FM-радиостанций.

TikTok, принадлежащий Китаю, удаляет аккаунты, критикующие политику КПК. С августа 2019 года Twitter удалил более 170 000 аккаунтов, связанных с КПК, за распространение «манипулятивной и скоординированной» пропаганды. Не случайно Китай изгнал так много западных репортеров в последние месяцы — Пекин хочет, чтобы мир узнавал новости о Китае, и особенно о происхождении нового коронавируса, из его собственных пропагандистских органов.

Помимо оказания влияния на информацию, которую получают американские граждане о Китае, КПК всё чаще использует свои рычаги воздействия свободу речи в США. Когда генеральный менеджер баскетбольной команды Houston Rockets написал в Twitter о своей поддержке мирных протестующих в Гонконге, КПК заявила, что игры этой команды не будут показываться по китайскому телевидению, и призвала других, связанных с лигой, включая звездных игроков, раскритиковать заявление менеджера.

Под давлением КПК авиакомпании American Airlines, Delta и United Airlines удалили ссылки на Тайвань со своих веб-сайтов и бортовых журналов. Mercedes Benz извинился за то, что опубликовал вдохновляющую цитату далай-ламы. Кинокомпания MGM пошла на то, чтобы средствами компьютерной графики изменить принадлежность вторгшихся в США вооруженных сил с Китая на Северную Корею в ремейке фильма «Красный рассвет». В титрах ремейка фильма «Мулан» 2020 года Disney поблагодарила службы общественной безопасности и пропаганды в Синьцзяне, где КПК отправила миллионы представителей этнических меньшинств в концентрационные лагеря.

КПК также наращивает рычаги воздействия на людей, собирая данные граждан США, — что они говорят, что покупают, где находятся, какую медицинскую помощь получают, о чём пишут в мобильной переписке и социальных сетях. Эти данные собираются с помощью уязвимостей и специальных лазеек в оборудовании, программном обеспечении, телекоммуникациях и генетических продуктах (многие из которых находятся в ведении компаний, субсидируемых КПК, таких как Huawei и ZTE), а также путем обычной кражи.

Пекин взломал систему медицинского страхования Anthem в 2014 году, Управление персонала США, в котором хранится информация о допусках к безопасности миллионов государственных служащих, в 2015 году, Equifax в 2017 году, а также Marriot Hotels в 2019 году. С помощью одних только этих взломов КПК собрала ключевую информацию по крайней мере о половине всех ныне живущих американцев, включая их имена, даты рождения, номера социального страхования, кредитные рейтинги, медицинские записи и номера паспортов. КПК будет использовать эти данные точно так же, как и данные в пределах границ Китая: чтобы оказывать влияние, преследовать и даже шантажировать американцев, чтобы они говорили и делали то, что служит интересам КПК.

КПК также использует торговлю для принуждения других к тому, чтобы они не выступали против ее курса. Например, когда Австралия призвала к независимому расследованию происхождения и распространения коронавируса, Пекин ввел 80-процентные пошлины на экспорт австралийского ячменя, пригрозил полностью прекратить закупку австралийской сельскохозяйственной продукции и дал понять, что не позволит китайским студентам и туристам ездить в Австралию. По некоторой информации, недавно КПК приказала импортерам прекратить покупать австралийский уголь.

Перестройка международных организаций — еще одна часть плана Китая. Пекин стремился занять руководящие должности во многих глобальных организациях и теперь возглавляет четыре из 15 специализированных агентств ООН, что больше, чем Франция, Россия, Великобритания и США (другие постоянные члены Совета Безопасности ООН) вместе взятые. Пекин использует руководителей этих агентств, чтобы кооптировать международные организации, транслировать свою риторику и устанавливать китайское телекоммуникационное оборудование на своих объектах.

Генеральный секретарь Международного союза электросвязи Чжао Хоулинь активно продвигал продажи Huawei. Генеральный секретарь Международной организации гражданской авиации Фан Лю заблокировал участие Тайваня в заседаниях Генеральной Ассамблеи и прикрыл китайскую хакерскую атаку на организацию. Членство Китая в Совете ООН по правам человека позволило КПК предотвратить критику своих злоупотреблений в Гонконге, Тибете и Синьцзяне. Во многих случаях влияние КПК распространяется на руководителей международных организаций, которые сами не являются китайскими чиновниками. Генеральный директор Всемирной организации здравоохранения Тедрос Адханом Гебрейесус «покорно» повторил ложные китайские тезисы о вспышке нового коронавируса — даже выступая против ограничений на международные поездки в Китай, одновременно восхваляя собственные ограничения на поездки внутри Китая.

Решительные действия

Американские политики под руководством президента Дональда Трампа понимают, что делает КПК, и предпринимают решительные действия, чтобы противостоять ей по всем направлениям. Министерство юстиции и ФБР направляют ресурсы на выявление иностранных агентов, стремящихся повлиять на политику США. Министерство юстиции, например, проинформировало китайскую государственную медиакомпанию CGTN America о том, что она должна зарегистрироваться в качестве иностранного агента в соответствии с законом о регистрации иностранных агентов, который требует от регистрантов раскрывать свою деятельность федеральным властям и надлежащим образом маркировать распространяемые ими информационные материалы.

Государственный департамент определил деятельность девяти китайских пропагандистских агентств, контролируемых государством, как «иностранные миссии», что налагает на них требования о представлении отчетности о персонале и имуществе, а также ввел политику, требующую от китайских дипломатов уведомлять и, в некоторых случаях, запрашивать разрешение у правительства США перед встречей с представителями государственных и местных органов власти и академических учреждений.

Администрация Трампа также работает над тем, чтобы привлечь внимание к злонамеренному поведению Китая, противостоять ложным нарративам и добиться прозрачности. Официальные лица США возглавляют работу по просвещению американской общественности о том, что КПК пользуется свободой и открытостью американского общества для продвижения своих программ, враждебных интересам и ценностям США.

Такие шаги включают в себя борьбу с кооптацией и принуждением китайскими властями собственных — и американских — граждан в научных учреждениях США, а также работу с университетами по защите прав китайских студентов в вузах, предоставление информации для противодействия пропаганде и дезинформации КПК и обеспечение понимания кодексов поведения в американской академической среде. Китайским военным исследователям больше не разрешается получать в Соединенных Штатах определенные научные степени. Тем не менее США всегда приветствуют у себя настоящих китайских студентов, которые приезжают в страну учиться, а «не воровать».

Администрация также дала отпор злонамеренным действиям китайских компаний, продвигающих интересы КПК. Она наложила санкции на такие компании, как Huawei, которые подчиняются службам разведки и безопасности КПК, в том числе путем введения ограничений на доступ Huawei к полупроводниковым технологиям США. Она закрыла доступ для компаний, контролируемых правительством Китая, к покупкам американского бизнеса с секретными технологиями и частной информацией об американских гражданах. Закон о модернизации анализа рисков иностранных инвестиций, подписанный в 2018 году, значительно расширил возможности Соединенных Штатов по проверке иностранных инвестиций, которые ставят под угрозу национальную безопасность. Министерство обороны недавно представило Конгрессу список компаний, связанных с Народно-освободительной армией, которые действуют в Соединенных Штатах, чтобы американский народ был полностью информирован о компаниях, с которыми он ведет дела.

Вашингтон также ввел ограничения в отношении десятков китайских компаний (а также китайских государственных структур), замешанных в китайской кампании репрессий, массовых произвольных задержаний, принудительного труда и слежки за уйгурами и другими меньшинствами. Должностные лица, причастные к этим злоупотреблениям, больше не могут ездить в Соединенные Штаты, а некоторые товары, произведенные с использованием уйгурского принудительного труда, не могут быть импортированы в страну.

Между тем министерство юстиции сконцентрировало ресурсы на пресечении воровства Китаем технологий: каждые десять часов ФБР открывает новое дело о китайском экономическом шпионаже. Комиссия по ценным бумагам и биржам работает над защитой инвесторов, настаивая на том, чтобы публичные китайские компании придерживались того же стандарта общественного надзора и бухгалтерского учета, которому должны следовать фирмы в США и других странах. И администрация покинула Совет ООН по правам человека в ответ на пародию на его кооптацию со стороны Китая и прекратила отношения Соединенных Штатов со Всемирной организацией здравоохранения, потому что ее реакция на пандемию показала, что она находится в зависимости от КПК.

Исправление имен

Эти шаги знаменуют собой только начало более длительного процесса исправления 40-летних односторонних, несправедливых отношений с Китаем, которые серьезно повлияли на экономическое, а в последнее время и политическое благополучие Соединенных Штатов. Администрация Трампа говорила откровенно и проливала свет на истинный характер КПК и будет продолжать это делать, то есть заниматься тем, что Конфуций называл «исправлением имен» — приведением слов в соответствие с действительностью.

КПК действует как глобальная организация влияния и пропаганды, и Соединенные Штаты должны признать ее как таковую. Вашингтон должен давать отпор попыткам Пекина доминировать в глобальном дискурсе, вернувшись к собственным ценностям и оживив общую терминологию, которая объединяет США с их союзниками и партнерами. Поступая таким образом, Вашингтон повысит устойчивость своих институтов, союзов и партнерств, чтобы они смогли противостоять вызовам, которые ставит Китай — идеологически или иным образом.

Вашингтон также должен продолжать возлагать издержки на Пекин, чтобы заставить его прекратить или сократить действия, наносящие ущерб жизненно важным национальным интересам Соединенных Штатов и интересам наших союзников и партнеров. США больше не могут позволить КПК укрепляться за их счет или с их помощью. Дни американской пассивности и наивности прошли, и США продолжат говорить о КПК и реагировать на ее действия в соответствии с тем, чем она является, а не тем, чем хотели бы бывшие американские политики. В Стратегии национальной безопасности 2017 года такой подход назван «принципиальным реализмом».

Для установления прочного мира необходима сила. Соединенные Штаты — самая сильная страна на Земле, и они должны назвать вещи своими именами, дать отпор и, прежде всего, оставаться верными своим принципам — особенно свободе слова, — которые резко контрастируют с марксистско-ленинской идеологией, которую поддерживает КПК.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Начнётся ли в 2021 году Третья Мировая война с применением вооружений?
74.9% Нет
Карабах де-факто:
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть