Чего ждать России от Японии после ухода Синдзо Абэ?

Официальная причина ухода с поста Синдзо Абэ связана с резким ухудшением его здоровья. Тем не менее эксперты могут усмотреть и другие мотивы
10 сентября 2020  19:41 Отправить по email
Печать

Заканчиваются последние дни пребывания на высшем посту Японии Синдзо Абэ, когда-то очень молодого по японским меркам главы правительства, а ныне абсолютного рекордсмена по длительности пребывания на указанной должности в Стране восходящего солнца. Уходящий премьер-министр должен запомниться японским подданным политической стабильностью, особым экономическим курсом «абэномикой», а также обещаниями изменить «пацифистскую» 9-ю статью конституции страны и решить вопрос территориального урегулирования с Москвой: «вернуть» вошедшие в состав Советского Союза по итогам Второй мировой войны Курильские острова Кунашир, Шикотан, Итуруп и Хабомаи. Свои обещания, непосредственно затрагивающие геополитические интересы нашей страны в Азиатско-тихоокеанском регионе (АТР), уходящий премьер так и не выполнил, о чем глубоко сожалел во время официального объявления о своем уходе.

Какие последствия от смены японского лидера возможны для России?

Как известно, СССР и Япония после окончания Второй мировой войны не заключили мирный договор из-за нерешенности, по мнению Токио, вопроса принадлежности указанных Курильских островов или так называемых «северных территорий». Официальное прекращение состояния войны, восстановление двусторонних дипломатических и консульских отношений состоялось в 1956 году с подписанием Совместной декларации, согласно которой Москва согласилась на определенных условиях передать Токио Шикотан и гряду островов Хабомаи. Однако Япония рассматривала этот документ лишь как начальный этап присоединения в перспективе и Кунашира, и Итурупа. Поэтому, а также из-за активного вмешательства Вашингтона мирный договор так и не был подписан.

Возобновление диалога началось в 2018 года после встречи Владимира Путина и Синдзо Абэ в Сингапуре. Стороны всё-таки договорились взять Совместную декларацию 1956 года за основу заключения мира. Однако переговоры, судя по всему, зашли в тупик, так как ни одна из сторон не хотела идти на компромисс. В настоящее время после принятых 2 июля 2020 года поправок в Конституцию России, в основном законе нашей страны прямо указано на недопустимость «действий, направленных на отчуждение части территории Российской Федерации, а также призывы к таким действиям». Издание Hokkaido Shimbun объективно расценило этот факт как окончательный отказ России обсуждать с Японией передачу каких-либо земель. В итоге обещание главы кабинета министров вернуть острова фактически оказалось невыполнимым.

Второе обязательство уходящего премьера, казалось бы, не относится напрямую к России. Согласно Конституции Страны восходящего солнца, Токио добровольно отказывается от создания полноценных сухопутных войск, флота и военно-воздушных сил. Вместе с тем, по оценкам специалистов Global Firepower, если не учитывать ядерные потенциалы, то на начало 2020 года Силы самообороны Японии (ССО) входят в пятерку самых мощных и современных армий мира, уступая только США, России, Китаю и Индии. Например, по данным того же Global Firepower, Токио располагает 4 авианосцами, 131 кораблем, 20 подводными лодками, 1442 самолётами и 119 вертолётами, в то время как, например, у Великобритании те же показатели существенно скромнее: 2 авианосца, 76 кораблей, 10 субмарин, 684 самолёта и 49 вертолётов. У Южной Кореи, занимающей 6-ю строчку рейтинга 2 авианосца, 210 кораблей, 22 субмарины, 734 самолёта и 915 вертолётов. Как видно из этих цифр, Япония уже давно не пацифистское государство, и вполне способна при определенных условиях быстро переформатироваться в полноценного агрессора, вспомнив о былых имперских амбициях.

Продолжая дело своего деда экс-премьера Нобусукэ Киси, подозревавшегося на Токийском процессе 1945 года в военных преступлениях, Синдзо Абэ последовательно выступал за отмену 9-й статьи: в 2014 году он добился права Японии на коллективную оборону, в 2015 году — ограниченного использования Сил самообороны в зарубежных военных конфликтах. В мае 2017 — установил 2020 год как предельный срок для пересмотра «пацифистского» характера Конституции.

Указанные тенденции в изменении трактовки японского основного закона явно указывают на перспективу его окончательной трансформации. В первую очередь, подобное решение станет возможным в случае появления «особой необходимости», например, при официальном указании Токио на усиление угроз со стороны Китая, России или Северной Кореи, обозначенных в Белой книге по обороне Японии за 2020 год.

Также этому могут способствовать и устремления Вашингтона, с которым Токио связан Договором о коллективной безопасности и для которого Пекин и Москва являются основными геополитическими соперниками. В данной связи следует отметить недавно высказанное мнение эксперта Международного института гуманитарно-политических исследований в Москве Владимира Брутера:

«В США есть такое мнение, что Япония не является полностью независимым государством, а потому все решения, которые будут принимать в Вашингтоне, в Токио вынуждены будут одобрять… Поэтому им (американцам) не очень интересно, как будут звать японского премьер-министра».

Как известно из различных источников, в том числе из исследований Института востоковедения РАН, правящая Либерально-демократическая партия Японии (ЛДПЯ), которую сейчас возглавляет премьер-министр страны, в значительной мере является проводником внешней политики США, так как специально для этих целей была создана в послевоенные годы при содействии ЦРУ. Одним из её основателей был дед уходящего премьера, который после неожиданного освобождения американцами из-под военного трибунала тесно взаимодействовал в те годы с указанным ведомством. Поэтому, наверное, можно предположить, что, если Белый дом решит, что ему нужен полноценный военный союзник в АТР, проблема упразднения 9-й статьи японской Конституции будет урегулирована незамедлительно.

Вместе с тем разногласия между двумя союзниками возникали регулярно. В том числе по принципиальным для Вашингтона вопросам. Одно из них — отказ Абэ в июле текущего года разместить на территории страны противоракетные системы наземного базирования Aegis Ashore из-за проблем в их эксплуатации и высокой стоимости. Возможно, упомянутые причины свидетельствуют об усилении в последние годы указанных разногласий и американцев не вполне устраивает нынешнее японское руководство.

Следует также отметить, что в Соединённых Штатах не существует единого подхода к изменению главного закона Страны восходящего солнца. Оружейное американское лобби осознаёт, что в случае отмены 9-й статьи американские компании потеряют Японию как крупного покупателя и в последующем получат в лице её ВПК серьёзного конкурента на мировом рынке оружия.

Как известно, официальная причина ухода Синдзо Абэ связана с резким ухудшением его здоровья. Тем не менее эксперты могут усмотреть и другие мотивы. Конечно, снятие полномочий таким способом даёт возможность избежать оправданий перед нацией за невыполнение заведомо неосуществимых обещаний. Но также возможно, и Вашингтон решил изменить внешнеполитический курс Японии, ужесточить её политику в отношении Китая, который оспаривает сейчас гегемонию Соединенных Штатов в мире, а заодно и в отношении России как союзницы КНР. В таком случае «добрый» Синдзо Абэ, который добился потепления отношений как с Москвой, так и с Пекином, будет заменен на некоего нового «злого» премьера.

На такую роль гипотетически подходят оба основных претендента от Либерально-демократической партии, имеющей большинство голосов в парламенте, где и пройдут выборы нового премьера. Первый из них — «правая рука» действующего главы правительства генеральный секретарь кабмина Ёсихидэ Суга. По мнению агентства Bloomberg, для продвижения именно его кандидатуры Либерально-демократическая партия на днях скорректировала систему голосования в своих рядах, соответствующим образом сократив число голосующих. Суга объявил о намерении продолжать внешнюю политику своего предшественника, однако не конкретизировал, каким образом он собирается решать неразрешимые в настоящий момент проблемы.

Меньшие шансы имеет второй претендент — экс-глава Министерства обороны Сигэру Исиба. Известно, что он предпочитает использовать в отношении «спорных» курильских островов запрещенную Абэ формулировку «исконные территории под незаконной оккупацией России». При этом следует заметить, что японские военные, хотя в целом и недолюбливают своих американских коллег, однако при этом на уровне командования осуществляют с ними постоянное тесное взаимодействие по различным вопросам. Поэтому бывший руководитель японского военного ведомства вполне может оказаться проамериканским политиком.

До окончания срока Синдзо Абэ, то есть до сентября 2021 года, продлятся полномочия избираемого премьера. По итогам годового правления он может быть выбран на следующий премьерский срок, или его заменит другой глава правительства. Поэтому будущий год является «испытательным сроком» для приходящего лидера.

Приведем цитату из выступления Синдзо Абэ после объявления им своей отставки: «Я ухожу, не закончив дела, что разрывает моё сердце. Мы обещали решить эти вопросы не только на уровне правительства, но и со стороны партий, поэтому я рассчитываю на активную работу по этим направлениям от нового кабмина».

Такое высказывание можно рассматривать неоднозначно, так как проблемы, которые остались после уходящего премьера, можно решать различными способами и необязательно с использованием методов, практикуемых Токио в последние годы.

В условиях нестабильности внутриполитической ситуации в США и изменчивости международной обстановки Токио стоит перед необходимостью дальнейшей корректировки своих внешнеполитических приоритетов. При имеющихся обстоятельствах сложно рассчитывать на сохранение, а тем более дальнейшее потепление российско-японских отношений.

Тем не менее у нас имеется положительный опыт сотрудничества со Страной восходящего солнца. В частности, мы успешно осваиваем месторождения на шельфе Сахалина, в июне 2019 года консорциум японских компаний Mitsui и JOGMEC приобрел 10%-ную долю участия в проекте «Арктик СПГ-2». Тем самым Россия выступает как прямой конкурент США на региональном рынке СПГ, переориентируя на себя не только китайских, но и японских потребителей.

Вашингтон переживает сейчас сложнейший управленческий кризис, и Токио стоит перед выбором: или всесторонне, возможно, и в ущерб собственным интересам, поддержать своего фактического сюзерена в его международных амбициях, или сохранить мирный диалог с ближайшими соседями, продолжив курс на диверсификацию импорта углеводородов, дефицит которых регулярно испытывает японская экономика.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Лукашенко для России?
66.1% Зло
COVID-19
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть