Ситуация с Башсодой: никто из бывших чиновников не может быть спокоен

Размывание акций «Соды» началось не при Хамитове, а при Рахимове, считают эксперты
2 сентября 2020  13:10 Отправить по email
Печать

В Башкирии продолжается противостояние между региональными властями и собственниками Башкирской содовой компании (БСК). В первый день осени Арбитражный суд республики наложил арест на акции компании после искового заявления первого заместителя генерального прокурора России. Похоже, в ближайшее время конфликт перейдёт в юридическую плоскость. Эксперты уже начинают сравнивать текущий процесс с процедурой возврата в собственность региона части акций компании «Башнефть» (ныне принадлежит «Роснефти»).

Между тем особенностью ситуации вокруг содового производства в Башкирии является значительный информационный резонанс и непосредственное участие в конфликте широких групп общественности. Напомним, что конфликт развивался в течение нескольких последних лет. Первоначально БСК претендовала на шихан Тротау. Благодаря серьёзным лоббистским возможностям компания добилась поддержки министра промышленности и торговли Дениса Мантурова, который в 2018 году на Петербургском экономическом форуме высказался за разработку шихана. Но активистам и предыдущему главе региона Рустэму Хамитову удалась отстоять Тротау. В декабре 2018 года, уже после того, как в республику пришёл Радий Хабиров, на совещании под руководством вице-премьера России Дмитрия Козака было принято решение не трогать шиханы Торатау и Юрактау. При этом БСК получила право вести работу на шихане Куштау. Однако попытки предприятия начать технологические работы на горе вызвали взрыв возмущения у общественных активистов и экологов, которые в итоге едва не переросли в силовое противостояние. В итоге региональное руководство приняло решение отказаться от разработки шихана, что было воспринято экоактивистами как собственная победа.

Политолог Алина Жестовская отмечает, что «когда кто-то говорит, что решение по Куштау было принято под давлением, это правда, но лишь отчасти».

«Да, власти Башкирии и федеральный центр фактически поставили точку в данном проекте. Но я бы не стала говорить, что репутационно кто-то их них всерьез проиграл. Думаю, что мы увидели очень важный кейс в сфере политического менеджмента: власти, которые курировали проект, сумели признать допущенную ошибку, вышли для диалога к людям, после которого приняли решение.

Полагаю, что дело в том, что все мы привыкли к тому, что региональные власти, отстаивая тот или иной проект, готовы биться до последнего. Например, нечто похожее можно было наблюдать в Ульяновске, когда региональные власти до последнего бились, пытаясь реализовать проект строительства отеля известной сети. Ситуация зашла слишком далеко, проект был остановлен, но тамошние власти понесли очевидные имиджевые потери. В башкирской истории — всё не так. Властям вместе с федеральным центром удалось сделать из лимона лимонад: из априори скандальной истории в итоге получился пример того, как можно урегулировать конфликты. Фактически это и есть пример успешной совместной работы власти и гражданского общества».

Социолог, член экспертного совета аналитического агентства «Национальный Эксперт» Сергей Таланов солидарен с такой точкой зрения. Он полагает, что «принятое решение по Куштау нельзя считать простым».

«Действующего главу республики сейчас многие критикуют за то, что он поменял свое отношение к проекту, фактически решив свернуть его. Однако консолидированная позиция республиканских и федеральных властей представляется вполне логичной и разумной, способной на самом деле даже повысить их рейтинг. На мой взгляд, был услышан голос общественности — люди возмутились, выступили против разработки шихана, после этого проект «откатили». Даже если и была допущена серьезная ошибка, то ее нельзя считать фатальной — и власти Башкирии, и федеральный центр нашли в себе силы исправить ее, а не заниматься продавливанием и противостоянием, как это часто бывает».

Эксперт отмечает, что такой подход, способность вести диалог с общественностью, находить компромисс свидетельствует не о проявленной слабости, а скорее о политической гибкости и мудрости руководства Башкирии.

Однако отказ от разработки Куштау вызвал недовольство собственников БСК, которые пригрозили массовыми увольнениями на предприятии в случае, если производство будет остановлено из-за отсутствия сырья. Это заставило главу республики Радия Хабирова и вице-премьера Андрея Назарова, курирующего весь экономический блок, искать альтернативные пути решения сложного вопроса. Радий Хабиров предложил владельцам компании выкупить у них часть акций с тем, чтобы довести государственную долю более чем до 50% (на данный момент 38%). Но эта инициатива не встретила понимания у собственников БСК. В итоге Радий Хабиров, заручившись публичной поддержкой Владимира Путина, потребовал проверить законность сделки по продаже Башкирской содовой компании акций государства (передача акций продолжалась до 2013 года, когда БСК окончательно перешла в частную собственность). По мнению региональных властей, ущерб от приватизации БСК составил 34 млрд рублей. В Башкирии полагают, что расследование может привести к открытию уголовных дел против бывших чиновников правительства республики.

Политолог Дмитрий Михайличенко отмечает:

Размывании акций «Соды» началось не в 2013 году, а в 2007-м. Иными словами, история закончилась при Рустэме Хамитове, а началась еще при Муртазе Рахимове. Инициированные действующим главой региона решения потенциально могут иметь серьезные последствия для чиновников, работавших в республиканском правительстве при прежнем главе республики. Напомню, в 2013 году в Башкирии не было председателя правительства, а его функции выполнял президент Башкирии. То есть Рустэм Хамитов сам не защищен от угрозы уголовного дела. В самой Башкирии говорят, что крайним за «рахимовский» период может стать прежний председатель правительства Раиль Сарбаев.

Называется сумма в 34 млрд рублей, является ли она компромиссной и согласованной с БСК? С точки зрения башкирского «Белого дома» — да, с точки зрения БСК, возможно, и нет, но они не в том положении, чтобы торговаться. Впрочем, в Башкирии понимают: структура принятия таких решений — централизованная. В период «парада суверенитетов» проводилась долгая работа с целью вынудить Муртазу Рахимова продать башкирский ТЭК АФК «Система». По ситуации с 2007 годом и 2013-м очевидны аналогии (с поправкой на меньшие масштабы) относительно действий федеральных лоббистов».

На данный момент можно констатировать, что шихан Куштау, равно как и аналогичные ему Тротау и Юрактау, разрабатываться не будут, а значит, общественные активисты, представители национальных и экологических организаций сумели убедить власть в правильности и искренности своих намерений. Но вопрос с принадлежностью БСК ещё не решён и, вероятно, нас ждут многочисленные судебные заседания и иски сторон друг к другу. Ситуация, в которой никто из бывших чиновников башкирского правительства не может чувствовать себя спокойно.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Лукашенко для России?
66.1% Зло
COVID-19
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть