Strategist: при Байдене перезагрузки отношений с КНР ждать не стоит

Однако в отношениях с Китаем новая команда демократов в Вашингтоне, скорее всего, найдет редкий двухпартийный консенсус в отношении дальнейшей конфронтации
17 августа 2020  13:21 Отправить по email
Печать

Для большей части мира возможность прихода в США новой администрации во главе с Джо Байденом и Камалой Харрис — это надежда на перезагрузку американской внешней политики. При таком развитии событий Вашингтон станет укреплять, а не подрывать свои альянсы со странами Европы, а его партнерам в Азии не придется опасаться вывода войск США со своей территории. Отношения будут налаживаться и с соседними Мексикой и Канадой, тогда как Центральная Америка будет рассматриваться не только через призму нелегальной иммиграции. Байден и Харрис, скорее всего, снова присоединятся к Парижскому климатическому соглашению и вернутся во Всемирную организацию здравоохранения и другие международные органы.

С приходом на пост вице-президента США чернокожей женщины, страны Африки, которые Трамп как-то назвал «грязными дырами», больше не будут подвергаться насмешкам. А Харрис, мать который была иммигранткой из Индии, также стала бы самым высокопоставленным гражданином США азиатского происхождения, когда-либо занимавшим высокий пост в стране. Приход ее в администрацию помог бы сближению Индии с США. Но одной стране — Китаю — перемены в Вашингтоне передышки не дадут, пишет Кит Рихбург в статье, вышедшей 17 августа в The Strategist.

Администрация Байдена-Харриса, вероятно, продолжит жесткую политику Трампа в отношении Китая, даже если тональность их заявлений и смягчится.

И Байден, и Харрис являются сторонниками традиционного для левоцентристских кругов Демократической партии внешнеполитического курса. Они оба выступают за более решительные действия США на международной арене, поэтому они с большей долей вероятности будут строить многонациональные союзы против предполагаемой угрозы со стороны все более мощного и воинственного Китая. Администрация Байдена — Харриса будет жестко бороться с торговыми дисбалансами. Они будут стремиться привлечь Пекин к ответу за его шпионаж, вмешательство в американские выборы и нарушения прав человека, при этом не давая диалогу между сверхдержавами перерасти в обмен оскорблениями в Twitter.

К такому выводу в целом пришло большинство экспертов по Китаю на круглом столе, который недавно проводил автор в Клубе иностранных корреспондентов Гонконга.

Со своей стороны, корреспондент Wall Street Journal в Китае и соавтор новой книги под названием «Противостояние сверхдержав: как битва между Трампом и Си угрожает новой холодной войной» Линглинг Вэй соглашается с этой точкой зрения, отметив, что в случае избрания Байдена общий тон США будет мягче.

Одной из причин, по которой США могут продолжить свой нынешний курс в отношения Китая, можно считать всё большее негативное восприятие Китая и его лидера, генерального секретаря коммунистической партии Китая Си Цзиньпина. Недавний опрос, проведенный в конце июля независимым исследовательским центром Pew Research Center, показал, что 73% граждан США отрицательно относятся к Китаю, а 77% не верят, что китайский лидер поступает правильно.

Эти оценки были в значительной степени обусловлены негативными взглядами на то, какие меры принимал Китай для борьбы с пандемией коронавируса. Так, 78% граждан США считают, что пандемия получила глобальное распространение именно из-за того, что Пекин не отнесся к угрозе вируса серьезно с самого начала. Теперь все больше людей в США видят в Китае конкурента, а не партнера.

Ухудшение взглядов американцев на Китай — новое явление, хотя оно появилось еще до коронавируса. Еще в 2011 году, во время первого президентского срока президента Барака Обамы, большинство американцев положительно относились к Китаю. Но ситуация начала меняться, поскольку все больше граждан США стали рассматривать Китай как экономическую угрозу и военный вызов.

Одна вещь, которая изменилась, — это отношение американского бизнес-сообщества, которое в течение многих лет служило балластом и топливом для двигателей китайско-американских отношений. Всякий раз, когда отношения между Вашингтоном и Пекином ухудшались, можно было положиться на американский бизнес, который способствовал смягчению противоречий.

Больше это не так. В последние годы наблюдается всё большее похолодание отношений американского бизнеса в сторону Китая, особенно после прихода к власти Си Цзиньпина. Китай неоднократно отказывался от обещаний либерализовать свою контролируемую экономику и открыть ее для большей иностранной конкуренции. Американские компании продолжают чувствовать себя ущемленными, вынужденными делиться своими технологиями и полностью заблокированными от ключевых секторов. Более того, Пекин стал проводить более агрессивный курс, совершая набеги на штаб-квартиры иностранных компаний якобы из налоговых соображений.

В связи с этим в американской бизнес-среде широко распространена поддержка Трампа по вопросу Китая, хотя по другим направлениям нынешний глава Белого дома ничего, кроме презрения, не вызывает. Даже демократы, ненавидящие Трампа, считают, что время наказать Китай давно пришло. Во многих отношениях Трамп просто выражает давно сдерживаемое разочарование в отношении Китая как экономического соперника, игнорирующего установленные правила, как воинствующего конкурента и злонамеренного игрока на международной арене.

После того как бывший президент США Ричард Никсон пошел на сближение Вашингтона и Пекина в 1972 году, а также после присоединения Китая к Всемирной торговой организации в 2001 году консенсус американского истеблишмента заключался в том, что пока КНР взаимодействует с Западом и становится более процветающей, она также будет стремиться к большей открытости и демократичности. Так было в других авторитарных азиатских странах, таких как Южная Корея и Тайвань, где экономическая либерализация привела к созданию среднего класса, который в конечном счете вызвал потребность в большей политической открытости.

Но применительно к Китаю такой подход провалился. Страна действительно открылась экономически и стала чрезвычайно процветающей. В 2010 году Китай обогнал Японию, став второй по величине экономикой мира, и теперь он соперничает только с Соединенными Штатами по экономической силе, измеряемой валовым внутренним продуктом.

Но более богатый Китай также стал проводить более репрессивный курс. Коммунистическая партия Китая под руководством Си Цзиньпина укрепила свой контроль, подавив все инакомыслие и создав альтернативную политическую и экономическую систему, способную соперничать с Западом. И Китай также стал более агрессивным в военном отношении, используя свой военно-морской флот для защиты своих требований в Южно-Китайском море и угрожая самоуправляемому острову Тайвань. План китайского лидера «Сделано в Китае 2025» направлен на то, чтобы сделать страну лидером в области высоких технологий, искусственного интеллекта, робототехники и чистой энергетики — и все это за счет американского превосходства.

Администрация Байдена — Харриса, если она придет к власти, унаследует широкий спектр зарубежных проблем, от возобновления ядерной сделки с Ираном до того, как справиться с Северной Кореей и продолжающейся нестабильностью в таких местах, как Сирия и Йемен. Большинство международных отношений Америки будет легко восстановить, поскольку пребывание Трампа на посту президента будет рассматриваться как досадное отклонение от нормы.

Однако в отношениях с Китаем новая команда демократов в Вашингтоне, скорее всего, найдет редкий двухпартийный консенсус в отношении дальнейшей конфронтации. Это, более чем что-либо еще, может быть самым прочным наследием Трампа.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Лукашенко для России?
66.1% Зло
COVID-19
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть