Александр Крылов: отношения России и Армении развиваются конструктивно

Интервью с главным научным сотрудником ИМЭМО РАН, президентом Научного общества кавказоведов (НОК)
7 августа 2020  14:20 Отправить по email
Печать

Какие перемены произошли в Армении с 2018 года? Как Кавказ преодолевает COVID-19? Возможны ли компромиссы в урегулировании конфликта в Нагорном Карабахе? Может ли стать рэпер президентом США?

На эти вопросы редакции газеты «Ноев Ковчег» ответил Александр Крылов, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН, президент Научного общества кавказоведов (НОК).

Григорий Анисонян: Александр Борисович, как Вы оцениваете нынешнюю политическую ситуацию на Кавказе? Какие тенденции ее развития Вы могли бы отметить?

Александр Крылов: Одной из главных проблем в регионе, как и во всем мире, продолжает оставаться эпидемия COVID-19. Эта проблема пока не решена в Армении, наблюдается ухудшение ситуации в Азербайджане. В Грузии, похоже, ситуация более благополучная. Но и там пока неясно, как она будет развиваться дальше.

Другие проблемы Кавказа оказались как бы под прессом COVID-19. В условиях эпидемии межгосударственные трения отошли на второй план, в том числе и в армяно-азербайджанских отношениях. Демонстративно резких заявлений в последнее время с обеих сторон стало меньше, их частота снизилась.

Будущие перспективы региона зависят от того, как будет складываться ситуация с эпидемией в мире, насколько оперативно человечество сможет найти средство борьбы с ней. Но мир уже не будет прежним, и это в полной мере проявится и на Южном Кавказе.

Григорий Анисонян: Как страны Южного Кавказа переживают пандемию, по Вашему мнению?

Александр Крылов: С полной уверенностью трудно сказать, потому что используются разные методы подсчета инфицированных и заболевших, к тому же СМИ Южного Кавказа переполнены недостоверной информацией. Насколько благополучна ситуация в Грузии и насколько власти этой страны держат ситуацию под контролем, покажет будущее. Со стороны Грузии прозвучало громкое заявление о готовности оказать Армении помощь в борьбе с коронавирусом. Тем самым, была продемонстрирована уверенность ее руководства в высоком уровне грузинской медицины и в ее способности эффективно бороться с эпидемией коронавируса. В соседнем Азербайджане число заболевших растет быстрыми темпами. По последним данным, там количество зараженных увеличилось почти до двадцати двух тысяч, от COVID-19 умерли более двухсот семидесяти человек. На днях Россия направила в помощь Азербайджану группу медиков, которые имеют большой опыт в лечении больных COVID-19.

Григорий Анисонян: Как и в Армению…

Александр Крылов: Да, еще раньше российские врачи были направлены и в Армению, где ситуация складывается особенно драматично. Премьер-министр Н. Пашинян предлагает в качестве главного средства борьбы с коронавирусом неукоснительное соблюдение санитарных мер, в том числе постоянное ношение защитных медицинских масок на улицах и в публичных местах. Это разумно и может принести эффект. Но, к сожалению, далеко не все готовы следовать этому. Поддерживать дисциплину только призывами к разуму и сознательности граждан довольно трудно, хотя в Китае это сделать удалось.

В России ситуация с COVID-19 на первый взгляд улучшилась, число выздоровевших превышает число заразившихся. Но специалисты предостерегают: новый всплеск эпидемии возможен. По уровню сознательности и готовности строго соблюдать санитарные нормы граждане России далеки от китайцев, в этом они похожи на граждан Армении. Будем надеяться, что лекарство от COVID-19, наконец, будет найдено, что испытания разработанной российскими медиками вакцины закончатся успешно. В этом случае уже в скором времени появится возможность провести массовую вакцинацию и таким путем избавить население наших стран от этой напасти.

Григорий Анисонян: Что, на Ваш взгляд, изменилось в политической, экономической и социальной жизни Армении после прихода к власти нового руководства?

Александр Крылов: В Армении коренным образом изменилась прежняя модель власти. Долгое время власть не имела публичного характера, все решалось в кулуарах, участниками «подковерных игр» были все основные политические игроки. Те, кто в такие игры не играл или не находил в них своего места, оказывались на политической обочине или уходили в небытие.

Сам приход к власти Никола Пашиняна стал публичным, после этого и политика в Армении приобрела публичный характер. Степень успешности проводимой новым руководством политики оценивается очень по-разному, оппоненты критически ее оценивают и даже заявляют, что страну ведут к катастрофе. Однако международные финансовые институты оценивают экономические итоги Армении в 2019 г. как успешные: рост деловой активности, по данным Всемирного банка, составил 7,6%, появились десятки тысяч новых рабочих мест, начались масштабные инфраструктурные проекты. Международные резервы Армении выросли, бюджет был перевыполнен, велось масштабное дорожное строительство.

При этом, несмотря на экономические успехи правительства Н. Пашиняна, социологические опросы зафиксировали и снижение «эйфории» в армянском обществе по поводу новой власти, а также высокий уровень неудовлетворенности темпами реформ и социальный запрос на их ускорение и более радикальный характер.

Эпидемия коронавируса оказала крайне негативное влияние на ситуацию. Теперь перспективы будущего развития Армении зависят прежде всего от способности нынешнего руководства обеспечить решение социально-экономических проблем в куда более сложных условиях эпидемии COVID-19.

Н. Пашинян отличается жесткими методами борьбы со своими политическими оппонентами, причем не только с реальными из числа бывшей партии власти, но и с потенциальными. Такая политика приносит успех и, вопреки многочисленным прогнозам о скором политическом крахе,

Н. Пашинян уже два года находится у власти. Проявления недовольства его правительством имели место по разным поводам, однако пока признаков радикального изменения общественных настроений не наблюдается. Значит, он достаточно успешен в решении социально-экономических проблем и в умении сохранять высокий уровень поддержки в обществе. Оппозиция же пока демонстрирует разобщенность и полную неспособность к объединению усилий. Так что реальная политическая альтернатива Н.?Пашиняну в Армении до сих пор не появилась.

Григорий Анисонян: Но Пашинян пришел к власти, опираясь на демократические принципы. Сегодня мы наблюдаем преследование политических оппонентов. Насколько это соответствует принципам демократии?

Александр Крылов: Пашинян пришел к власти на волне массовых акций протеста, которые формально не носили конституционного характера, были массовым выступлением против формально законной, избранной на выборах власти. В случае успеха такие выступления называются революцией, в случае провала — мятежом. Методы правления Сержа Саргсяна имели свою специфику, когда формально законное в реальности оборачивалось своей противоположностью и становилось совершенно незаконным. Не могу здесь не вспомнить хрестоматийное выражение В.И. Ленина о советской бюрократии: «Формально правильно, а по существу издевательство».

Суть прежней модели власти состояла в том, что президент был подобен шахматисту, который одновременно играет и белыми, и черными фигурами. Такая игра могла продолжаться бесконечно долго. Сложившаяся система предусматривала формальное соблюдение Конституции, в том числе путем проведения президентских выборов. Но итоги этих выборов заранее определял один из кандидатов, а вовсе не избиратели.

Приход к власти Н. Пашиняна стал ответом на нарушение законности и демократических принципов, которые призваны гарантировать участие граждан в управлении государством. Ответом на такую политику стал испытанный временем инструмент прямой народной демократии — массовый протест. По форме незаконный, но по сути вернувший гражданам Армении возможность участвовать в управлении государством.

Григорий Анисонян: Как развиваются, по Вашему мнению, российско-армянские отношения на современном этапе?

Александр Крылов: Если судить по информационному полю, то сложно и противоречиво. И в Армении, и в России немало критических и негативных оценок нынешнего состояния наших двусторонних отношений. Многие авторы стремятся привлечь внимание громкими заголовками и откровенно скандальными материалами, много публикаций заказного характера, которые направлены против нынешних властей Армении или Армении как государства (здесь особенно активны некоторые ее соседи). Одновременно наблюдается явный дефицит достоверной информации, позитив в наших двусторонних отношениях продолжает оставаться в тени радикального негатива. Поэтому многие в России до сих пор искренне считают, что кабинет Пашиняна — это кабинет Сороса, что не сегодня завтра он приведет в Армению НАТО, страна пойдет по «украинскому» пути и пр.

Рисуемая в контексте нынешних информационных войн картина далека от реальности наших двусторонних отношений. Наиболее показательным и символичным в этом плане стало решение Никола Пашиняна об отправке в Сирию армянских саперов. При этом он не побоялся вызвать недовольство со стороны «коллективного Запада», который вначале как будто впал в оцепенение под влиянием репортажей о массовых убийствах мирного населения и проявил полное бессилие перед международными террористическими организациями. Но затем «коллективный Запад» предпочел забыть об убийствах террористами собственных граждан и единым фронтом выступил против антитеррористической операции России в Сирии.

В таком сложном международном контексте Н. Пашинян стал единственным из лидеров государств СНГ, который оказал реальную поддержку усилиям России в борьбе с международным терроризмом. Одновременно он проявил способность Армении как государства предпринимать действенные меры по защите жизни и интересов сирийских армян. Очевидно, что все это имеет принципиально важное значение для наших двусторонних отношений, которые в настоящее время развиваются конструктивно.

Григорий Анисонян: 21 мая 2020 года Президентом Республики Арцах стал Араик Арутюнян. Как Вы прокомментируете его победу на президентских выборах?

Александр Крылов: Араик Арутюнян победил в острой конкурентной борьбе, наряду с ним в выборах участвовали такие знаковые во всех отношениях фигуры, как М. Маилян, С. Бабаян, В. Баласанян. Проигравшие кандидаты в президенты не только признали законными результаты выборов, но и нашли свое место в обновленном руководстве республики. Это дает основание надеяться, что объединение политических сил откроет перед республикой новые перспективы.

Накануне выборов Араик Арутюнян особо подчеркивал, что наряду с критической оценкой достигнутых республикой результатов было бы ошибкой отрицать и отрекаться от своих успехов и достижений. Действительно, достижения республики очевидны для каждого, кто помнит ее в состоянии послевоенной разрухи. В условиях постоянной угрозы возобновления военных действий достигнутые республикой успехи приобретают особый вес и особую ценность.

Григорий Анисонян: По какому сценарию, на Ваш взгляд, могут развиваться сегодня армяно-азербайджанские переговоры по урегулированию конфликта в Нагорном Карабахе? Компромиссы возможны? Будет ли способствовать мирному решению конфликта участие в переговорах НКР?

Александр Крылов: Представители НКР в свое время принимали участие в переговорах. Соглашение о прекращении огня в мае 1994 года было трехсторонним, оно было подписано представителями руководства Азербайджана, Армении и Нагорно-Карабахской Республики. Потом армянская дипломатия от трехстороннего формата отказалась и стала сама представлять интересы НКР в переговорном процессе. Это было большой дипломатической ошибкой. Представьте ситуацию, когда переговоры с Грузией ведет не Абхазия, а от ее имени Россия. Это означало бы, что Москва принимает грузинскую трактовку конфликта. Можно ли представить, чтобы Турция приняла на себя роль представителя интересов турок-киприотов на переговорах об урегулировании кипрской проблемы? Думаю, ответ очевиден.

Исключение НКР из переговорного процесса по урегулированию карабахской проблемы во многом определило бесплодный характер многолетнего переговорного процесса. При этом в настоящее время нереально ожидать от Азербайджана согласия на возвращение НКР за стол переговоров. Позиция Баку базируется на том, что Карабах — это оккупированная армянской армией азербайджанская территория. И здесь очень показательны новые акценты азербайджанской дипломатии, ее усилия по тиражированию утверждений об осуществленном армянами «геноциде азербайджанцев», об исконной принадлежности азербайджанцам «Западного Азербайджана» (то есть территории современной Армении) и т.п.

Григорий Анисонян: 12 июля на Тавушском участке границы Азербайджан спровоцировал военную диверсию, обстреляли мирные села. Обстрелы продолжались в последующие дни. Прокомментируйте, пожалуйста.

Александр Крылов: В апреле 2016 года азербайджанская армия решилась провести крупное наступление на Карабахском участке с использованием всех видов вооружения. В итоге четырехдневной войны азербайджанской армии ценой больших потерь удалось захватить небольшую территорию. Но вскоре в Баку осознали, что продолжение военных действий приведет к самым печальным последствиям для азербайджанской армии. Свою роль сыграло давление со стороны стран-посредников, потребовавших прекратить боевые действия. При посредничестве России стороны договорились о прекращении огня вдоль всей линии соприкосновения. Мирная передышка была недолгой: через несколько дней перестрелки возобновились, и ведущаяся против Армении вялотекущая война продолжилась. Последние столкновения на Тавушском участке границы стали очередным локальным эпизодом этой войны. Июльский инцидент показал высокую боеспособность армянской армии.

В условиях, когда цена на нефть упала, когда приходится сокращать военные расходы, бороться с эпидемией COVID-19, азербайджанское руководство будет и дальше использовать сценарий «вялотекущей войны» как средство давления на Армению. Но ожидать начала крупномасштабного наступления азербайджанской армии пока нет оснований. Это было бы слишком большой авантюрой, чреватой самыми негативными последствиями для нынешнего руководства Азербайджана. Но в Баку сохраняют надежду, что ситуация может измениться в пользу Азербайджана, если внутриполитическая ситуация в Армении обострится.

Григорий Анисонян: И армянская оппозиция, и нынешняя власть неоднократно заявляли, что по вопросу Нагорного Карабаха разногласий нет и быть не может.

Александр Крылов: Это совершенно верно, но ведь речь идет не о том, что кто-то может пойти на «сдачу» Карабаха и фактическую капитуляцию перед Баку. Речь о другом: Азербайджан может начать военные действия в случае острого политического кризиса в Армении. К примеру, в том случае, если конфликт между нынешним руководством во главе с Н. Пашиняном и его политическими противниками приведет к настолько масштабной дестабилизации, что государство станет фактически неуправляемым. Тогда ситуация на линии разграничения радикально изменится в пользу Азербайджана, и в этом случае его руководство может попытаться решить карабахскую проблему военным путем.

Похоже, что основные политические силы в Армении осознают всю опасность такого сценария. Будем надеяться, что никто не станет прибегать к самым радикальным методам и ничего подобного расстрелу парламента в Армении больше не повторится. Уверен, что полноценное расследование событий 27 октября 1999? г. и наказание организаторов террористического акта в парламенте стало бы наилучшим средством предотвращения подобных трагедий в будущем.

Григорий Анисонян: Осенью 2020 года в США состоятся выборы президента. Каковы Ваши прогнозы? Что Вы думаете о решении рэп-исполнителя Канье Уэста баллотироваться на пост президента страны в качестве независимого кандидата?

Александр Крылов: Лидеры США долго убеждали весь мир в уникальности и исключительности собственной страны, в которой в едином «плавильном котле» в рамках единой нации были успешно интегрированы различные этнические составляющие. Многие в это поверили, и теперь массовые выступления против расизма, сопровождаемые свержением памятников американским президентам и историческим деятелям, вызывают у них изумление.

Виновниками нынешнего кризиса в США стали прежде всего две основные партии — республиканцев и демократов. Эти ключевые в политической системе США игроки превратили политическую жизнь в бесконечную «мыльную оперу», нараставшие внутри США реальные (а не надуманные) проблемы серьезно не обсуждались ни в обществе, ни во властных коридорах. В результате американский «плавильный котел» перестал работать и дал глубокую трещину.

В условиях кризиса на президентских выборах возможны любые варианты: может победить Трамп, Байден, кто-то другой, включая и рэпера Канье Уэста (если его до выборов допустят). В данном случае важна не столько победа того или иного кандидата на пост президента США, а его способность отремонтировать «плавильный котел» и вернуть дееспособность американским государственным институтам. Если этого не произойдет, то велика вероятность, что внутриполитическая дестабилизация в США продолжится по нарастающей.

Григорий Анисонян: Возможно гражданское противостояние?

Александр Крылов: Оно уже идет. Вопрос в том, какой степени остроты и каких масштабов оно в итоге достигнет. Очевидно, что предстоящие президентские выборы будут сильно отличаться от всех предыдущих выборов и США способны удивить мир самыми неожиданными политическими сценариями.

Григорий Анисонян: США уже удивляли. Президентом становился актер, саксофонист. Почему бы в этот раз не рэпер?

Александр Крылов: Рэпер Канье Уэст может завоевать симпатии значительной части американских избирателей не только цветом своей кожи, но и тем, что он не является представителем нынешней политической элиты. Если ему удастся принять участие в выборах в качестве кандидата в президенты, он может сыграть роль альтернативы прежним политикам, которые вызывают аллергическую реакцию у значительной части американцев. И вовсе не исключено, что в итоге рэпер Канье Уэст может оказаться куда более успешным президентом, чем нынешние кандидаты из числа «бывших».

Григорий Анисонян: Что бы Вы пожелали читателям нашей газеты в столь непростое время?

Александр Крылов: Прежде всего, пожелаю успешно пережить нынешнюю эпидемию COVID-19. К пожеланию физического здоровья я бы добавил и здоровья духовного. В современном мире засилья информационных технологий многие люди утрачивают способность смотреть на происходящее собственными глазами. Разрушительная политика массированного информационного воздействия на население приносит свои плоды, ведет к утрате людьми чувства здравого смысла, способствует развитию низменных инстинктов и оглуплению больших масс населения. Хочу пожелать, чтобы развитие Армении и России шло по здравому, конструктивному, ориентированному на национальные интересы пути и чтобы все читатели «Ноева Ковчега» получили возможность для самореализации, обрели благополучие и семейное счастье.

Русско-армянская независимая газета «Ноев Ковчег»

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Лукашенко для России?
66.1% Зло
COVID-19
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть