Лукашенко сам не остановится — его должна остановить Москва

Почти две недели прошло с тех пор, как Лукашенко заполучил первую партию «живого товара» — 33 граждан РФ. Минск устроил торг между Москвой и Киевом
7 августа 2020  10:34 Отправить по email
Печать

Особенностью торговли людьми является возможность продавать их многократно. Формально выступая инициатором борьбы с этим злом на международной арене и даже инициируя соответствующие резолюции в ООН, официальный Минск успешно торгует политическими заложниками сразу не нескольких рынках, включая внутренний.

Сегодня уже очевидно, что нынешняя история с захватом группы из 33 российских граждан является спланированной акцией. Задержания российских «боевиков» (так их позиционирует белорусский официоз) состоялось под утро 29 июля. Вечером лживая государственная «Белтелерадиокомпания» вовсю демонстрировала сканы паспортов задержанных, материалы оперативной съёмки и прочие документы, вдалбливая в головы обывателей официальную версию.

Уже тогда стало понятно, что далеко не каждый иностранец удостаивается такого «пиара». Александр Лукашенко демонстративно отказался обсуждать созданную им проблему с Владимиром Путиным. Для этого достаточно было снять трубку телефона.

Однако не для того в санаторий «Белорусочка» (принадлежит огосударствленным профсоюзам) завезли группу граждан России, чтобы по соответствующим каналам кулуарно найти взаимоприемлемое решение. Обычно так поступают союзники — западные, любые другие союзники в любых других частях света. В Союзном государстве России и Белоруссии всё иначе.

Подготовка общественного мнения к предъявлению группы российских военных злодеев, которые якобы работали на «дестабилизацию» обстановки в Белоруссии (формулировка со времени теракта 2011 года в минском метро не изменилась), проводилась спешно, поэтому позорно и смешно. Особо отличился представитель пула «батькиных экспертов» — научный сотрудник Академии наук Белоруссии Пётр Петровский, участвовавший 9 июля во встрече Александра Лукашенко с пропагандистским активом. По итогам он сообщил прессе «про четырех сотрудников ГРУ РФ, задержанных в Белоруссии».

После этого, 24 июля Лукашенко выступил перед военнослужащими бригады спецназа в Марьиной Горке и заявил: «Госсекретарь правильно сказал, что всякие войны сейчас начинаются с уличных протестов, демонстраций, потом майданы. На майдан, если своих нет (у нас маловато «майданутых»), их подтянут со стороны. Это профессиональные военные, бандиты, которые специально готовятся, в основном в рамках ЧВК (частные военные компании. — Прим. президентской пресс-службы) по всему миру, и зарабатывают большие деньги на провокациях в тех или иных государствах».

После этого последовало задержание 29 июля 33 граждан РФ, которых в государственной прессе сразу же стали называть «боевиками» из «ЧВК Вагнера». В тот же день Лукашенко собрал срочное совещание с членами Совета безопасности. Он заслушал доклад председателя КГБ Валерия Вакульчика и перед телекамерами заявил: «Я смотрю на реакцию россиян. Они уже, оправдываясь, говорят, что чуть ли не мы их сами сюда завезли. Ясно, надо же как-то оправдать свои грязные намерения».

То есть официальная версия о мифических российских «намерениях» стала продвигаться с первых часов активной фазы конфликта. Одновременно менялся его формат.

Изначально ситуация позиционировалась не как белорусская, но как международная. Лукашенко в ходе собранного 29 июля заседания Совбеза поручил главе МИД Владимиру Макею вывести конфликт на международный уровень, сделать его как минимум региональным. Поэтому в тот же день госсекретарь Совета безопасности Белоруссии Андрей Равков через «президентский пул» пропагандистов сообщил, что послы России и Украины приглашены в белорусский МИД в связи с задержанием «боевиков ЧВК Вагнера».

Глава белорусского Совбеза обосновал необходимость обсуждения проблемы с официальным Киевом ссылкой на то, что часть задержанных в Белоруссии граждан России присутствуют в базе данных неофициального украинского сайта «Миротворец». Ситуация столь же нелепая, как если бы в санатории под Киевом арестовали группу белорусских коммерсантов, обвинив их в терроризме и/или сепаратизме со ссылкой на публикации сайта «Хартия? 97».

На следующий день, 30 июля, на переговоры в МИД Белоруссии прибыли главы российского и украинского посольств Дмитрий Мезенцев и Пётр Врублевский. Глава белорусской дипломатии разыграл абсурдную сцену, запросив у российского посла объяснения причин, по которым спецслужбы Белоруссии захватили в санатории под Минском легально отдыхавших там российских граждан.

В тот же день, 30 июля, госсекретарь Совбеза Белоруссии Андрей Равков заявил журналистам, что в отношении 33 задержанных граждан России возбуждено уголовное дело о подготовке терактов. Он сообщил также, что ведётся поиск ещё до 200 въехавших «боевиков», а также о подготовке под Псковом и Невелем новых групп «боевиков» для заброски в Белоруссию.

Никаких доказательств Равков не предъявил. Москва посчитала эти утверждения, мягко говоря, голословными. МИД РФ и Кремль стали искать объяснения причин пребывания в белорусском санатории российских граждан, что совершенно не устроило Лукашенко, назвавшего Дмитрия Пескова и Дмитрия Мезенцева распространителями «вранья».

Следственный комитет Белоруссии тем временем пытался продемонстрировать нечто большее, чем слова ранее неоднократно пойманных на лжи. Черед пропагандистский рупор — государственный телеканал «ОНТ» — продвигалась версия о том, что «вылет в Турцию — отвлекающий манёвр, спланированный заранее». Цитировалась даже вскрытая спецслужбами переписка задержанных в мессенджере WhatsApp — «27 июля поступил приказ «старые билеты сжечь на улице в урне»!».

С продвижением этой версии выступал лично председатель белорусского следкома Иван Носкевич, заявивший примазывающимся к журналистике пропагандистам: «Изучением переписки в созданном этой группой чате было выяснено, что находящиеся на руках электронные билеты на вылет из Минска якобы 25 ноября им была дана от старших групп команда уничтожить, сжечь прямо во дворе санатория».

Сжечь электронные билеты — это сильное доказательство причастности к теракту и массовым беспорядкам, возникшим в головах высших должностных лиц постсоветской республики. Такое необходимо отразить в учебниках по криминалистике и непременно проинформировать Интерпол.

Сложнее обстоит дело со «старыми билетами», само упоминание которых рушит версию спецслужб другой части Союзного государства. Более серьёзных доказательств нет. Но даже с такими «доказательствами» путаница: 25 июля или 27 июля, во дворе минской гостиницы или во дворе санатория под Минском.

Окончательно завравшись, Носкевич, Лукашенко и прочие занятые в продвижении русофобской чепухи стали поднимать ставки. Глава МИД Украины Дмитрий Кулеба на брифинге 31 июля сообщил, что власти Белоруссии передали в Киев список задержанных граждан России для проверки их участия в боевых действиях в Донбассе.

В тот же день прошли интенсивные межмидовские переговоры: Минск и Киев сторговывались за головы российских граждан. Владимир Путин был вынужден обсудить ситуацию на уровне Совбеза.

Александр Лукашенко 1 августа вызвал, как он выразился, чтобы «коротко заслушать ситуацию с задержанными россиянами», председателей КГБ Валерия Вакульчика и Следственного комитета Ивана Носкевича. В сообщении президентской пресс-службы отмечено, что задержанные (к тому времени уже арестованные) — «из состава частной военной компании». Тем не менее Лукашенко упорно называл их «военнослужащими» и «солдатами» — то есть однозначно относил к кадровому составу российской армии.

«Единственное, очень прошу: с военнослужащими обращаться аккуратно»,распорядился он.

Более того, Лукашенко констатировал виновность задержанных, хотя таковую однозначно устанавливает суд. Политически мотивированное дело или нет, но формальная сторона важна. Без приговора о виновности 33 задержанных в Белоруссии граждан Российской Федерации не имеет права говорить ни Лукашенко, ни Вакульчик — никто.

Явно пребывая в параллельной реальности, Лукашенко поведал Вакульчику и Носкевичу, а заодно и многомиллионной аудитории телезрителей, что «приумолкли и наши старшие братья» — тогда как Москва вовсю опровергала инсинуации официального Минска.

Лукашенко отметил также: «Ясно, что у этой группы были иные цели. И задача следствия — выяснить эти цели». И потом добавил, что «у нас вызывают серьезные сегодня подозрения те цели, которые себе группа намечала».

При такой «ясности» руководитель республики ничтоже сумняшеся заявил: «Они, конечно, виноваты, но не настолько, чтобы в отношении них принимать какие-то жесткие меры. Это солдаты. Им приказали — они пошли. Разбираться надо с теми, кто приказывал, кто их сюда посылал».

«Молодцы, что выяснили, что это первая группа. Я так понимаю, это только первая группа из 180 или 200 человек, которая планировалась к переброске в Белоруссию. И притом, когда я это говорю (я прочитал доклад), это точные данные сегодня. И попытка там сейчас спрятать «хвост» в России и сказать, что вот чуть ли не они с нами согласовали приезд этой группы, это полная ерунда», — подчеркнул Лукашенко.

Председатель КГБ Белоруссии после утверждения Лукашенко о наличии неких точных данных вставил ремарку: «Документально подтверждено».

«Всегда, какие бы мероприятия мы ни проводили в Белоруссии с участием российских военнослужащих — бывших, настоящих, будущих — всегда обращаются соответствующие ведомства в ведомства», — сказал Лукашенко.

Уже никого не смущало, что ранее глава Совбеза информировал общественность о задержании 33 из почти 200 прибывших, уточнив: остальных ищут по всей республике, как иголку в стоге сена. Как могли проводиться ранее мероприятия с участием «будущих» российских военнослужащих, как можно ситуацию «заслушать» — всё это не представляло интереса. Похоже, все давно привыкли к странностям мышления высшего должностного лица.

Подставляя подпорки под несостоятельную версию в «деле вагнеровцев», Лукашенко 4 августа, оглашая послание к белорусскому народу и Национальному собранию, в присутствии российского посла заявил: «Попытка организовать бойню в центре Минска очевидна».

«Сегодня поступила информация о еще одном отряде, который переброшен на юг», — сообщил он.

Не только о российских «вагнеровцах», но и о себе и своих оппонентах в послании он наврал с три короба. Например: «Да вы хотя бы прислушайтесь к этим голосам и объясните людям, что происходит. Преступников — выпустим, чиновников — посадим. И милицию разгоним, военных загоним в 90-е, они боялись тогда. Я тоже был военным. Стыдно было надеть военную форму и выйти в город-герой Минск. Нам это сегодня предлагают!»

На самом деле никто из оппонентов не предлагает ни милицию разгонять, ни военных загонять. Кстати, в последний раз настоящую военную форму Лукашенко снял в 1982 году, когда оставил должность политрука в танковой роте.

Из того же послания стало известно, что, по версии Лукашенко, пресловутые «вагнеровцы» якобы «были направлены специально в Белоруссию», «им была команда ждать», и «они рассказали всё». Он также призвал отвергающих его версию прекратить врать и позориться, а также подкидывать некое «ядерное оружие», от которого может полыхнуть аж до Владивостока.

Наверное, как и Николае Чаушеску перед бесславным концом, Александр Лукашенко рассчитывал на «сплочение нации вокруг вождя» или нечто подобное. Румынского вождя военные вывели на расстрел в недоумении — он до последних минут был уверен, что с ним и народ, и армия, и вообще все, кроме горстки одурманенных из-за рубежа смутьянов. Ведь ещё недавно ему бурно аплодировали стоя, всячески славили и ублажали. То же самое наблюдалось и 4 августа в минском Дворце республики.

Москва на очередное выступление отреагировала сдержанно, насколько позволял созданный не ею театр абсурда. Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова в общении с прессой 4 августа отметила: «Что касается задержанных в Белоруссии российских граждан, вина которых ничем не доказана, и того спектакля, который вокруг этого устроили, то мы их в обиду не дадим».

На следующий день, 5 августа, Александр Лукашенко подробно обсудил с Владимиром Зеленским вопрос передачи «вагнеровцев» киевским властям. При этом украинский коллега выразил убеждение в неизбежности наказания защитников мирного населения Донецкой и Луганской народных республик, сказав: «Надеюсь, что все подозреваемые в террористической деятельности на территории Украины будут нам переданы для привлечения к уголовной ответственности согласно действующим международно-правовым документам».

Продолжая поддерживать обанкротившуюся версию засылки российских «боевиков» для поддержки белорусской националистической оппозиции (выступающей за ликвидацию Союзного государства, выход из ОДКБ и т.д.) и организации «бойни» в Минске, Александр Лукашенко 5 августа дал интервью известному украинскому русофобу Дмитрию Гордону. За счёт белорусских налогоплательщиков оплачивались и более масштабные акции. Нечто подобное было предсказуемо — даже с учётом того, что не так давно тот же Гордон называл Лукашенко «вошью» и едва ли не подстилкой Путина.

Лукашенко заверил Гордона, что в ситуации с 33 незаконно лишёнными свободы гражданами России «мы контролировали полностью, откуда они получали команды — из России». Он также сообщил, что Россией «больше чем финансируются» его оппоненты по президентской кампании Виктор Бабарико (посажен в СИЗО КГБ) и Валерий Цепкало (недавно сбежал из Белоруссии вместе с детьми).

«Там огромные деньги закачаны через Газпром», — поведал Лукашенко, услаждая украинскую аудиторию.

После этого интервью прибавилось публикаций на тему выдачи граждан России украинским властям с характерными заголовками. Например, «Гордон: Лукашенко пообещал Зеленскому «зеленый свет» для экстрадиции участников боев в Донбассе» — как будто речь о преступниках (безосновательная позиция официального Минска).

Позже добавилось ещё одно интересное признание Лукашенко в этом интервью: «Коронавирус мне подкинули. Мы сейчас это расследуем».

Расследуют, видимо, Вакульчик и Носкевич. Вполне закономерно может обнаружиться пресловутый «российский след», и кто-то за это в Белоруссии обязан будет ответить (как минимум лишением свободы).

Было бы странно, если бы Лукашенко не воспользовался созданной им же возможностью нахамить российским госслужащим. Бывший политрук и лектор атеизма явил своё нутро, обнародовав такие угрозы: «Я подозреваю отдельных, не хочу их фамилии называть в публичном пространстве, они это чувствуют. Я им сказал: поймаю, оторву яйца! Я их все равно поймаю, я их отловлю! Они несолидно поступают. Они бегают туда (в руководство России), согласовывают и начинают крутить. Они в среднем звене».

Замглавы российского Совбеза Дмитрий Медведев в общении с журналистами 5 августа отметил: «Всё, что происходит в Белоруссии, — это дело самой Белоруссии. Но тем не менее: мы, конечно, не можем не видеть, что сегодня российско-белорусские отношения, я даже больше скажу — Союзное государство, интеграция — стали мелкой разменной монетой в ходе избирательной кампании».

«Причём, что бы там ни было, что бы ни происходило, невозможно отделаться от мысли, что разные казусы, которые происходят, — это часть такой несложной политической технологии: вылепить образ врага и при помощи образа врага добиться политического результата. А дальше — хоть трава не расти или гори все синим пламенем. Неважно, разберемся с этими русскими, придумаем что-нибудь. И это вызывает не только чувство обиды, но это очень печально. И последствия этого будут печальные», — добавил Медведев.

Тем временем белорусские пропагандистские рупоры запестрели сообщениями о проявлениях шпиономании и доносительства местных жителей в духе истерии 1930-х. До полного погружения в эпоху недостаёт митингов в Александрии или Жабинке с требованиями «расстрелять как бешеных собак!».

На совещании с руководством республики 6 июля Лукашенко добавил в анамнез: «Молодцы белорусы. По информации людей позадерживали всех. Люди посмотрели вокруг себя и увидели: их же вчера не было, а сегодня они появились, кто они такие? Информация — в МВД, КГБ. Нашли кого в лесу, кого под плинтусом. Только с подачи людей».

На том же совещании 6 августа он уделил особое внимание «делу вагнеровцев», заявив о готовности пригласить генпрокуроров России и Украины для предъявления собранных белорусскими спецслужбами доказательств. При этом Лукашенко выдал на камеру желаемое за действительное.

По его словам, как сообщила президентская пресс-служба, якобы поймано много желавших «дестабилизировать» ситуацию в Белоруссии, причём не только пресловутых членов ЧВК. Он заявил:

«Известны имена, фамилии, адреса, пароли, явки».

И его же слова, на том же совещании: «Честно признаюсь, и, наверное, вы мне нового не скажете: мы не знаем, на что они способны. Мы даже не знаем, кто они. Или это американцы с натовцами, или из Украины нас кто-то поджимает, или нас восточные братья так сильно «любят» — мы даже не знаем. Идет гибридная война против Белоруссии, и мы должны ждать пакостей с любой стороны».

Возможно, дело не в паранойе или чём-то подобном. Белорусский лидер лихорадочно ищет выход из созданной им ситуации. Авантюра провалилось — никто не поверил в официальную версию (ни в Белоруссии, ни на Западе, ни на Украине). Лицо сохранить не вышло, отделаться бы минимальными отступными.

Исполнители фабрикации нелепых лживых обвинений, кстати, те же, что и в «деле регнумовцев» — Следком и Генпрокуратура, КГБ и Совбез, Госкомитет судебных экспертиз и Мининформации с «Белтелерадиокомпанией».

Официальный представитель МИД РФ Мария Захарова 6 августа прокомментировала журналистам «дело вагнеровцев», подчеркнув: «Ещё раз повторяем: вина задержанных в Белоруссии граждан ничем не доказана. Они должны вернуться в Россию».

Лукашенко должен не только немедленно освободить 33 заложника, но сделать это с подобающими извинениями и компенсациями. Он не просто опозорился сам, но забил сразу несколько гвоздей в гроб Союзного государства России и Белоруссии. Даже в нынешнем, недостроенном, замороженном и порядком разрушенном виде, оно представляет ценность для наших народов и многое значит для Москвы.

Пресловутые «33 вагнеровца» стали своеобразной лакмусовой бумажкой, выявив несостоятельность Республики Беларусь как правового государства. В новых условиях Москве предстоит провести ревизию двусторонних отношений и пересмотреть концептуальные основы своей внешней политики.

Москва сейчас может пойти на применение «точечных» политических и экономических санкций. Начать с объявления нежелательной персоной Владимира Семашко — как посол Белоруссии в России он несостоятелен. Выслать пропагандистов и провокаторов официального Минска — Алексей Кручинин с Первого канала расскажет, как это сделать «по-союзнически».

Зачистить «батькину фронду» на всех этажах, от столицы до поселкового совета. Усилить аналитические структуры в профильных министерствах и ведомствах, нацелив их на проработку стратегии на постсоветском пространстве и конкретно в отношении Белоруссии. Взять под защиту всех русских в Белоруссии — русских не только по паспорту, но, прежде всего, по духу. Помочь Евгению Примакову переформатировать «Россотрудничество».

Действия ряда должностных лиц формально союзной Белоруссии следует квалифицировать в рамках российского законодательства и международного права. Нынешний захват заложников — не первый случай. Он не станет последним, пока Москва со всей решительностью и жёсткостью не отобьёт охоту даже думать о повторении подобного.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (2):

Kosmopolit
Карма: 287
07.08.2020 11:25, #42043
В продолжение темы https://lenta.ru/news/2020/08/07/arest/
Kosmopolit
Карма: 287
07.08.2020 11:54, #42046
Ситуация начинает напоминать театр абсурда. Сначала ЭТО здесь https://iarex.ru/news/76831.html Потом ещё один оналез там https://lenta.ru/articles/2020/08/07/zhannadark/
Кто-нибудь, да угадает. Прямо как в анекдоте про 50%-ю вероятность встретить на улице динозавра - можешь встретить, а можешь и не встретить.
Подписывайтесь на ИА REX
Белоруссия до конца года войдёт в состав РФ?
55.3% Нет
Лукашенко для России?
Видео партнёров

Проминэкспо - 60 лет!

Войти в учетную запись
Войти через соцсеть