Боты вместо экспертов? Москва столкнулась с трудностями на апелляции по ЕГЭ

Как власти Москвы изменили процесс подачи апелляции на результаты ЕГЭ и почему у пользователей не получается повысить баллы?
28 июля 2020  10:42 Отправить по email
Печать

Если вы спросите, с чем самым страшным и непонятным могут столкнуться выпускники Москвы, то ответ будет таким: это онлайн-апелляция ЕГЭ. Что же с ней не так? Ответ на этот вопрос — в материале ИА REGNUM.

На первый взгляд, онлайн-формат, начавший своё действие еще в 2019 году, предоставляет возможность не только подать заявление на несогласие с выставленными баллами прямо из дома, но и поучаствовать в апелляции, сидя за своим компьютером. Нововведение теоретически было направлено на упрощение жизни выпускникам, но в итоге оно стало большой проблемой и указало на существенные недостатки в нынешней системе образования.

Апелляции ЕГЭ стала проводиться в онлайн-формате согласно постановлению мэра Москвы и департамента образования и науки города Москвы. Несмотря на то, что люди в интернете возмущались странным порядком проведения онлайн-апелляции, рассказывая о своем опыте, СМИ уделили мало внимания данному вопросу в 2019 году. С чем же придется столкнуться выпускникам, недовольным своим результатом ЕГЭ?

В 2019 году сразу после изменения порядка проведения апелляции родители, дети и учителя обратили внимание на минусы оспаривания выставленных баллов онлайн. Тогда департамент образования и науки города Москвы предпочел не делать никаких заявлений, но в 2020 году ситуация с онлайн-апелляцией ЕГЭ дошла до абсурда.

Я лично прошла все этапы — от подачи заявления до оглашения результатов апелляции — и хочу сказать, что такого пренебрежительного отношения к школьникам не видела давно.

После подачи заявления на mos.ru через несколько дней ученику приходит экспертное заключение по ошибкам, которые он хочет оспорить, и ссылка на онлайн-чат, где ребёнок должен привести доводы, обосновывающие отсутствие в его работе той или иной ошибки. Здесь и начинаются проблемы.

Во-первых, на общение с «экспертом» (позже поясню, почему я взяла в кавычки) выделяется от 15 до 30 минут в зависимости от предмета, и существенная доля данного времени уходит на ожидание ответа от собеседника в онлайн-чате.

Компания по подготовке детей к ЕГЭ «GrandExam» тоже недовольна таким ограниченным временным промежутком: «Если на очной апелляции говорится о рекомендуемом времени оспаривания в 20 минут, то в дистанционном формате больше 20−30 минут технически невозможно участвовать в апелляции. Непонятно, насколько вообще законно такое ограничение».

Конфликтная комиссия ГИА-11 имеет другое мнение на этот счет. Они, согласно выставленным временным ограничениям, считают, что школьники должны успеть задать все вопросы в течение 15−30 минут.

Во-вторых, многие выпускники отмечают необычное поведение эксперта во время онлайн-чата, а также его странные ответы. Сомнение в разговоре с «живым» экспертом появились и у меня. В пользу версии об общении с ботом говорят следующие моменты. Прежде всего, на сообщения ребенка в онлайн-чате отвечают однотипными фразами, которые могут слово в слово повторяться на протяжении диалога. Каждый раз, когда школьник присылает обоснование своей ошибки, ему приходит в ответ «Обратите внимание на раздел «Типичные ошибки», в них приведены примеры, которые Вам помогут ответить на Ваш вопрос» или «Вы можете обратиться к разделу «Типичные ошибки» в Приложении №2 «Методических рекомендаций…» на сайте ФИПИ». Так называемый «эксперт» ещё может написать, что работа проверена в соответствии с критериями, и ошибок в оценке не выявлено. Не сомневайтесь, эту фразу Вам пришлют минимум пять раз за отведенные 20−30 минут.

Помимо этого, порой собеседник и вовсе игнорирует сообщения выпускника. «Эксперт» может пропустить их и поинтересоваться о наличии других вопросов. Такой диалог совсем не свойственен живым людям.

Странные ответы экспертов отметила еще одна выпускница этого года. Мария сдавала литературу и оказалась недовольна баллами, поэтому после подала апелляцию. Ей не повысили баллы, хотя Маша привела все необходимые обоснования. Вот как она прокомментировала сам процесс: «Онлайн-чат проходил совершенно формально, очень ощущалось, что общение было с роботом, не чувствовалось никакого желания помочь и взглянуть на ситуацию глазами ученика. Общее впечатление очень неприятное, полное безразличие со стороны проводящих апелляцию».

Так кто же сидит по ту сторону экрана во время онлайн-апелляции? С этим вопросом я обратилась в департамент образования и науки города Москвы, поскольку, согласно данным на mos.ru, именно это ведомство ответственно за проведение апелляции. К сожалению, на горячей линии мне сказали, что я «должна обратиться в региональный центр обработки информации». Получается, департамент образования и науки совсем не отвечает за процедуру апелляции ЕГЭ.

В РЦОИ мне ответили, что по ту сторону экрана во время онлайн-чата все же находится живой человек. Но, когда я задала уточняющий вопрос о причинах однотипных, повторяющихся ответов, меня сразу перенаправили на горячую линию Конфликтной комиссии ГИА-11.

Так, я стала «мячиком», который перебрасывали из одной инстанции в другую из-за нежелания отвечать на неудобный вопрос.

Но я не остановилась и обратилась с теми же вопросами к Конфликтной комиссии ГИА-11. На многочисленные телефонные звонки так никто и не ответил, но мое письмо на почту получило обратную связь. Конфликтная комиссия ГИА-11 заявила: «Для работы в конфликтной комиссии привлекаются только старшие и ведущие эксперты предметных комиссий». Такой «исчерпывающий» ответ я получила. Он мало проясняет туманную ситуацию с апелляцией и является прямой цитатой общедоступного положения. На другие мои вопросы о проценте удовлетворенных апелляций и причинах использования в диалоге с учеником однотипных предложений ответа мне не дали.

Точно утверждать, что я вела диалог с роботом, нельзя. РЦОИ и Конфликтная комиссия ГИА-11 уверенно говорят об участии настоящих экспертов в онлайн-чате, но многие выпускники придерживаются иного мнения. Безусловно, школьников смущают повторяющиеся фразы, формальные ответы и пропущенные вопросы. Даже если в онлайн-чате участвуют настоящие люди, то они, скорее всего, отправляют детям скопированные сообщения, что мешает школьникам обосновать свое мнение и получить справедливую оценку.

В-третьих, в новом формате апелляции появились странные два этапа вместо привычного одного. Теперь ребенок должен в один день в течение отведенного времени попытаться оспорить решение экспертов, а на следующий подключиться к заседанию конфликтной комиссии и увидеть решение по своей работе. Оно будет оглашено в формате голосования. Но не беспокойтесь, здесь нет никакой интриги: у вас будет 100% за первоначально верно выставленные баллы и отклонение апелляции. В редких случаях выпускникам повысят на 1−2 балла, но некоторые учителя и родители считают, что это определенный алгоритм: только одному из ста или одному из тысячи прибавляют несколько баллов по случайному выбору.

«GrandExam», которые каждый год взаимодействуют с тысячами ребят, придерживаются иного мнения. Они считают, что «живые» эксперты все же принимают участие в онлайн-чате, просто копируют заранее подготовленные предложения. Некоторым ученикам «GrandExam» удавалось повысить свои баллы ЕГЭ по математике и физике, но таких случаев мало.

Меня беспокоит, что до сих пор никто не поднял вопрос о специфическом проведении онлайн-апелляции. Полный отказ от очного оспаривания баллов ЕГЭ развязал экспертам руки и практически полностью лишил выпускников возможности оспорить решение комиссии. Государственные инстанции уходят от поставленных вопросов, что не делает данную процедуру более прозрачной и понятной. Дети и так боятся подавать апелляцию, потому что им внушили страх вероятного понижения баллов в иных заданиях, количество баллов в которых они не оспаривают.

Но «GrandExam» считают, что дети зря боятся: «Как правило, другие задачи никто не перепроверяет. У экспертов конфликтной комиссии нет задачи снизить балл. У них есть мотивация отклонить апелляцию и оставить балл прежним».

Поэтому так важно донести до выпускников, что нужно всегда отстаивать свою позицию и бороться за положенные баллы. Эксперты, проверяющее ЕГЭ, тоже люди и могут допустить ошибку в оценивании.

«GrandExam» поделились со мной своей позицией относительно онлайн апелляции: «Я считаю, что дистанционная апелляция может иметь смысл как «дополнительная опция» для ребят, которым для посещения очной апелляции нужно ехать несколько часов, или для тех, кто улетает в другой регион или за границу сразу после ЕГЭ. Но «обязаловки» с дистанционной апелляцией быть не должно, на мой взгляд».

Единственным верным решением данной ситуации является возвращение к очному формату апелляции ЕГЭ с возможностью ее проведения онлайн по желанию выпускника. Новый формат никак не помог школьникам, а только усложнил процесс. Необходимо обратить внимание надлежащих департаментов и ведомостей на эту проблему. Желание мэрии Москвы помочь выпускникам в таком непростом вопросе похвально, но в данном случае им это не удалось. Школьники и так находятся в стрессовом положении, а подобные «инновации» лишь подливают масла в огонь.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Лукашенко для России?
66.1% Зло
COVID-19
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть