Выборы президента Белоруссии: бессилие российской «мягкой силы»

Россия наступает на «украинские грабли» в Белоруссии, рискуя замкнуть вокруг себя «санитарный кордон» в ближайшей перспективе
9 июля 2020  17:52 Отправить по email
Печать

Президентская кампания в Белоруссии проходит необычайно бурно. Она завершится через месяц: в начале августа состоится досрочное голосование, во второй декаде объявят предварительные итоги.

Мало кто сомневается, что бессменно правящий постсоветской республикой более четверти века Александр Лукашенко удержит власть. Вопрос даже не в том, какой ценой — он публично и неоднократно заявлял, что любой ценой будет бороться за свою власть, и в случае чего не побрезгует массовыми расстрелами.

В нынешнем веке Лукашенко строит свою предвыборную кампанию на националистической платформе, активно используя антироссийскую риторику. От прежнего левачества и ирредентизма не осталось и следа. Параллельно свёртывались социальные блага, ставшие излишними в эволюции от социализма к капитализму латиноамериканского типа.

Теперь белорусский авторитарный лидер не ограничивается лживыми заявлениями об участии мифических «российских олигархов» в белорусском выборном процессе, но подкрепляет свои обвинения конкретными действиями. От общих рассуждений на тему якобы покушения Кремля на «суверенитет и независимость Республики Беларусь» он перешёл к частным репрессивным практикам, приобретающим массовый характер.

Так, в лучших традициях геббельсовской пропаганды в связях с выдуманными «российскими олигархами» был обвинён популярный блогер Сергей Тихановский, устранённый из президентской кампании. Для того чтобы упрятать его за решётку, спецслужбы Белоруссии не погнушались использовать представительниц «древнейшей профессии». Теперь особо опасного блогера доводят до крайностей в следственном изоляторе МВД.

За решётку брошен ещё один яркий участник президентской кампании, чей рейтинг в разы выше, чем у Александра Лукашенко, — экс-глава «Белгазпромбанка» (дочерняя газпромовская структура) Виктор Бабарико. Он тоже, как утверждают в Минске, является московским наймитом, что сейчас эквивалентно «агенту семи разведок» в 1930-е.

Председатель Комитета государственного контроля Белоруссии (КГК) генерал госбезопасности Иван Тертель заявил 18 июня, что Бабарико — всего лишь марионетка, за которой скрываются кукловоды — «большие начальники в Газпроме, а может быть, и выше». Никаких доказательств наличия выдуманной «руки Кремля» ни в случае Тихановского, ни в случае Бабарико приведено не было.

«Белгазпромбанк» — третий по величине активов банк Белоруссии, которым до начала мая руководил Бабарико — стал жертвой государственного рейдерства. Теперь активом Газпрома руководит белорусский Нацбанк, фактически уничтожая системообразующее финансовое учреждение постсоветской республики. Российской госкорпорации нанесён большой ущерб, в том числе репутационный.

Такие особенности текущего момента не помешали Александру Лукашенко провести несколько личных встреч с Владимиром Путиным — 24 июня на военном параде в Москве и 30 июня на открытии Ржевского мемориала. Дежурные рукопожатия, объятия, заверения и по возвращении в Минск столь же дежурное резонёрство со ссылками на нелепую внешнюю угрозу.

Всё это снова, как и в прошлые годы, подкреплялось нелепым и «безусловным» ревизионизмом, откровенно безумными фантазиями на тему якобы тысячелетнего пути белорусов к независимости. Посол России в Белоруссии Дмитрий Мезенцев 2 июля присутствовал на торжественном собрании ко «Дню Независимости», во время которого Лукашенко произнёс замечательную речь.

«Да, к своей независимости белорусы шли более тысячи лет. Почти во все времена, начиная с глубокой древности, это был путь борьбы»,заявил Лукашенко.

Известный знаток биографии «Скорины Питерского» и истории Российской империи периода 1939 года копнул неглубоко — всего лишь во времена Древнерусского государства, когда никаких белорусов не было и в помине. В следующей пятилетке, не исключено, путь белорусов к независимости начнут отсчитывать с кайнозоя или мезозоя, не оставляя шансов теоретикам «великих укров». Над этим давно работают институты истории и философии НАН Белоруссии, с которыми у РАН сотрудничество складывается преимущественно на уровне поздравительных открыток и рюмок в неофициальных частях редких совместных мероприятий. Гуманитарная интеграция в Союзном государстве всерьёз даже не начиналась.

На том же собрании Лукашенко выразил готовность «окончательно построить нашу независимую страну», заметив, между прочим, «что почти тысячу лет выразителями нашей воли на белорусской земле были исключительно коронованные особы». Как выражали волю Александра Лукашенко и его окружения, например, Сигизмунд III или Стефан Баторий, которых теперь героизируют в белорусских учебниках и псевдонаучных сочинениях — загадка.

Лидер постсоветской республики также отметил: «Безусловно, что истоки нашей независимости берут своё начало в седой древности». На самом деле её истоки не простираются дальше 1917 года. В качестве примера Лукашенко привёл сепаратизм правителей Полоцкого княжества, не брезговавших ограбить другие уделы Древнерусского государства и доведших его, в конце концов, до битвы на Калке.

Непосредственно представителя официальной Москвы касался такой фрагмент торжественной речи Лукашенко: «С Востока нас боятся потерять (и я это не скрываю и понимаю наших братьев-россиян). Да мы и бежать никуда не собираемся: просто хотим, чтобы в нашем общем доме, где мы жили и живем как братья, к нам относились по-человечески. Вот единственное требование, все остальное сами заработаем».

России известно, как «зарабатывает» Лукашенко и его «неолигархи» на контрабанде продовольствия из Евросоюза, на «растворительно-разбавительной» и других схемах. Известно, как он при этом противится нормальной промышленной кооперации, накладывая вето на робкие попытки промышленной интеграции. Также известно, как он расправляется с инакомыслящими сторонниками общерусского единства и критиками русофобии, попирая нормы национального права и международные обязательства Белоруссии. Как открыто становится на сторону врагов Русского мира и дистанцируется от России при каждом случае — как это было во время военного конфликта в Южной Осетии 2008 года, насильственного госпереворота на Украине в 2014 году, в ситуации с уничтожением Турцией российского военного самолёта, защищавшего Сирию. Достаточно таких моментов истины, чтобы достойно ответить на нынешнее и предыдущие требования удельного правителя.

Представители МИД РФ готовы пойти на крайние унижения, чтобы избежать конфликта. В итоге получают и унижение, и новый конфликт. Если бы это составляло их личные проблемы, то не было бы и печали. Однако такие чиновники добывают позор и войны (пока что информационные и торговые) для всей Российской Федерации.

Администрация президента России устами пресс-секретаря Дмитрия Пескова дала понять, что официальному Минску серьёзные обвинения следует подкреплять фактами. Раньше Лукашенко прекрасно обходился словами, поэтому не совсем понятно, что будет, если он продолжит в прежнем духе.

Не менее интересна реакция МИД РФ. Прибывший 19 июня в Минск Сергей Лавров во время переговоров с Лукашенко много шутил и получил заверения в том, «что удастся преодолеть целый ряд пандемий, включая инфопандемию, экономическую, политическую, нефтяную, газовую пандемии».

Формально визит главы российской дипломатии при закрытых границах был посвящён подписанию межправительственного соглашения о взаимном признании виз, что важно для представителей бизнеса и дипломатов, которые одновременно аккредитованы в Москве и Минске. В связи с этим Лавров подчеркнул: «Думаю, что это будет очень хорошо воспринято и на деле будет продолжать наше совместное строительство Союзного государства».

Заявление главы МИД России выглядело как троллинг высокого уровня, учитывая, как яростно Лукашенко сопротивлялся союзному строительству в конце 2019 — начале 2020-го. Очевидно, Лавров прилетал не ради третьестепенного межправсоглашения.

Затем, в конце июня, посол России в Белоруссии прокомментировал для Sputnik «дело «Белгазпромбанка», ничего важного по существу не сказав. В сообщении говорилось: «Он напомнил, что Белоруссия для России — ближайший союзник. И есть тысячи примеров особого братского отношения россиян к белорусам, и белорусов к россиянам. 24 июня президент Лукашенко участвовал в торжествах по случаю 75-летия Великой Победы в Москве. Это знак уважения к ветеранам, которые живут во всех уголках России, Белоруссии и стран Содружества, это уважение к тем, кто в рамках союзнических отношений с СССР воевал на фронтах Второй Мировой войны. Военный парад в Москве, предстоящее прохождение колонн «Бессмертного полка» по улицам сотен городов России и памятные мероприятия в Минске 9 мая, в странах Содружества Независимых Государств — это то, без чего нельзя прожить и представить этот особый юбилейный год».

Особенность ситуации в том, что Лукашенко считает наши общие Отечественные войны «не нашими». Об этом он неоднократно заявлял — и для местной, и для зарубежной аудиторий. Более того: власти Белоруссии запретили прохождение колонн «Бессмертного полка» по улицам белорусских городов.

Минюст Белоруссии выполняет распоряжение вышестоящей инстанции и не регистрирует белорусское общественное объединение «Бессмертный полк» — вопреки белорусским законам и международным обязательствам официального Минска, в том числе скреплённым подписью Лукашенко на саммите СНГ. Без госрегистрации в Белоруссии деятельность НГО запрещена.

Мезенцеву это прекрасно известно. Как и то, что по понятным причинам памятные мероприятия 9 мая в нынешнем году на заметном уровне провели далеко не все государства-члены СНГ.

Из заметных в узких кругах мероприятий посольства, приуроченных к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне, выделяется проект «Мой полк. Беларусь». На кого он ориентирован — не совсем понятно. В аннотации проекта сказано: «Сегодня мы чтим и помним тех, благодаря кому можем спокойно жить и трудиться, — ширятся знаковые общественные инициативы «Бессмертный полк» и «Беларусь помнит», предоставляющие возможность нам, потомкам участников той войны, отдать дань уважения своим героям, выразить безмерную благодарность поколению победителей».

Проблем при этом две. Первая: «Беларусь помнит» — проект властей Белоруссии, созданный в пику общественной инициативе «Бессмертный полк», превратившейся в международное движение. Вторая: нет никаких подтверждений наличия у создателей проекта «Мой полк. Беларусь» прав на микс из материалов проектов «Беларусь помнит» и «Бессмертный полк».

Вместо того чтобы оказать всемерную поддержку белорусскому активу «Бессмертного полка», годами сражающемуся с коллаборационистами нового типа в Минске, Витебске и других городах Белоруссии, представители МИД РФ занимаются какими-то непонятными делами. Даже моральной поддержки со стороны российского посольства не просматривается.

Фиаско российской «мягкой силы» в работе с белорусскими НГО — отдельная большая тема. Формально списывается финансирование, идут отчёты о проведённых мероприятиях, об укреплении материально-технической базы и тому подобном. Белорусских кураторов по линии соответствующих ведомств такое положение дел вполне устраивает. Справедливости ради: не только в Белоруссии такая ситуация.

На этом участке работы продолжается линия бывшего российского посла Александра Сурикова. Поэтому на приёмах в российском посольстве собираются системные и внесистемные белорусские националисты вроде Игоря Марзалюка и Андрея Дмитриева. Последний, к слову, без пяти минут кандидат в президенты от прозападной оппозиции, взращенной коллегами Дмитрия Мезенцева.

Представители официальной Москвы традиционно всячески дистанцируются от реальной работы с гражданским обществом Белоруссии. Их устраивает сам факт наличия списка полумёртвых карликовых структур организаций «российских соотечественников», объединённых в координационный совет при посольстве.

В это же время коллеги Мезенцева, представляющие Вашингтон, Лондон, Берлин, Рим, Варшаву и даже Братиславу ведут активную работу с экспертами разных профилей, молодёжными лидерами, журналистами, музыкантами и многими другими, формирующими повестку завтрашнего дня. Соседнее с минским офисом «Россотрудничества» посольство Швеции за последние пять лет на этом участке сделало больше, чем российское посольство за четверть века.

Показательно: 8 июля состоялась встреча представителей команды «пророссийского», «газпромовского», едва ли не «кремлёвского» Виктора Бабарико с представителями дипмиссий западных стран. Посол Евросоюза Дирк Шубель, британский посол Жаклин Перкинс и глава дипмиссии США Дженнифер Мур пригласили на беседу координатора штаба оппозиционного кандидата Марию Колесникову и адвоката Илью Салея. Дипломатические нормы соблюдены, никаких признаков трусости.

Российский посол может и дальше выражать надежды и сердечно благодарить. От этого в Белоруссии с пророссийской интеграционной программой не появится не то что кандидат в президенты, но даже кандидат в депутаты провинциального местного совета.

Даже если таковой появится, то защитить его будет некому. В Белоруссии нет ни одной правозащитной организации, ни одной политической партии, ни одного СМИ, которые бы осмелились сделать подобное. Наглядным примером стало «дело регнумовцев» — белорусских публицистов, критиковавших русофобию и торможение союзной интеграции. Тогда, в 2016—2018 годах МИД РФ сыграл на стороне репрессивного аппарата «единственного союзника».

Замечательное интервью 1 июля Дмитрий Мезенцев дал Михаилу Гусману из ТАСС. Посол России прокомментировал состояние двусторонних отношений. При этом он выразил желание поддержать своего белорусского коллегу Владимира Семашко в вопросе открытия границы Союзного государства, торпедированного Лукашенко полгода назад. Мезенцев старательно обходил скандальные заявления Семашко, в очередной раз озвучившего надуманные претензии Минска к Москве и едва ли не требования выплаты дани.

«Я абсолютно убежден в том, что все разговоры о том, что кто-то когда-то будто бы или якобы с территории Российской Федерации оказывает давление на выборы в Беларуси, не имеют под собой никаких оснований», — подчеркнул Мезенцев, комментируя скандальные заявления Лукашенко.

Вскоре после этого, 3 июля, в Минск через «закрытую» границу прибыл глава «Сбербанка» Герман Греф. Лукашенко предложил гостю участвовать «в финансировании больших объемов нашей экономики».

Речь о нескольких крупных проектах. Цена вопроса — около $500 млн (по предварительным оценкам). Фактически российскому госбанку предложено влить деньги туда, куда не решаются смотреть инвесторы из «Восточной Швейцарии» и западнее.

Лукашенко напомнил Грефу о судьбе «Белгазпромбанка», рассказал про «пять пандемий» (на фоне «коронапсихоза»). От «Сбербанка» белорусским друзьям и партнёрам был подарен дорогой фонтан. Мнения минчан о подарке разные.

Зато вполне однозначно сформировалось мнение независимых экспертов о нынешнем состоянии отношений Минска с Москвой. Равно как и о перспективах существования около 9 млн оставшихся в Белоруссии после 9 августа.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Белоруссия до конца года войдёт в состав РФ?
55.3% Нет
Лукашенко для России?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть