Бессарабия и Румыния в 1940 году. Развязка

К 80-летию территориальной ревизии румынских границ
24 июня 2020  10:28 Отправить по email
Печать

Вскоре после начала Второй мировой войны настал час истины и для союзника несуществующей уже Польши. 6 сентября 1939 г. румынский официоз провозгласил: «Мы ничего ни от кого не требуем… Мы ничего никому не должны; мы ничего никому не дадим». Отдавать пришлось. В 1925 году комбриг Г. И. Котовский, мечтавший о возвращении родных краев, сказал: «Пусть румыны думают, что они сумеют удержать Бессарабию в своих руках. Мы думаем иначе». Советское руководство верило в эти слова. 30 марта 1940 г. Молотов в выступлении в Верховном Совете СССР довольно ясно высказался о советско-румынских отношениях — Румыния была единственным из соседей СССР на юге, с кем Москву не связывал договор о ненападении, и это был прямой результат действий политиков Бухареста, в том числе и в связи с оккупацией Бессарабии. «Надо, однако, думать, — завершил эту тему Молотов, что Румыния поймет, что подобные вещи нетерпимы». Румынский посланник немедленно сообщил об этом выступлении в Бухарест.

Двойственность политики Румынии начала работать против нее, и теперь уже министр иностранных дел королевства стал оправдываться за все сделанное в предыдущий период. С одной стороны, к началу 1940 года был преодолен кризис в советско-румынских отношениях, вызванный «делом Бутенко». Бухарест был доволен преодолением кризиса, но новый этап старой бессарабской проблемы не мог не беспокоить румынские власти. 2 апреля Давидеску на встрече с Молотовым выразил ему «удивление румынского правительства». Одновременно с дипломатическими демаршами они приступили к мобилизации армии и начали активно укреплять свою границу с СССР. Весной и летом 1940 года Бухарест остался в изоляции. Его бывшим и будущим покровителям было не до Румынии. Прежде всего, её дипломатия сделала реверанс в сторону Германии. Берлин нуждался в поставке нефти, и в марте 1940 г. Бухарест согласился продавать 200 тыс. тонн в месяц (немцы поначалу просили 100 тыс. тонн) по ценам ниже мировых. Сделано это было вопреки англо-французским рекомендациям. Уступчивость королевского правительства была легко объяснимой: обострились территориальные проблемы не только с Советским Союзом, но и с Венгрией и Болгарией. В конце апреля 1940 года Румыния начала концентрировать войска в Добрудже.

10 мая вермахт перешел в наступление на Западном фронте от Эмдена до Карлсруэ. Началась битва за Францию. Немцы быстро добились успеха. После прорыва в Арденнах во французском тылу царил полный хаос. Подвижного резерва для контрудара у французского командования не имелось. Имея 3 тыс. современных танков и 800 бронемашин, французы ничего не могли сделать — их силы были рассредоточены по всему фронту. Попытки организовать контрудары заканчивались провалом. Успехи немцев были неожиданно велики. Вскоре стало ясно — это сражение они выиграли. 23 мая танкисты Гудериана вышли к морю в 20 километрах западнее Дюнкерка. Здесь в окружении оказались ударные силы союзников. Уже 28 мая капитулировала Бельгия. Оружие сложили около 500 тыс. чел.

Под ударами германской авиации военно-морской флот и добровольцы на сейнерах, прогулочных яхтах, катерах вывозили из окружения военных и гражданских. Невероятными усилиями британцев удалось эвакуировать из Дюнкерка на острова около четверти миллиона солдат и офицеров. 4 июня немцы взяли этот город. Успех Лондона граничил с поражением. Тяжелое вооружение экспедиционных сил было оставлено. Немцам досталось около 7 тыс. тонн боеприпасов, 90 тыс. винтовок, 2300 орудий, 120 тыс. автомашин и повозок, 8 тыс. пулеметов, 400 противотанковых ружей. Войска вернулись с винтовками и несколькими сотнями пулеметов. Даже безопасность Англии оказалась теперь под вопросом. Победа вермахта сказалась не внешнеполитическом положении в Европе. Даже Рим решил выступить. 10 июня Италия вступила в войну. 22 итальянские дивизии начали атаковать позиции французов, но так и не смогли достичь успеха. Итало-французская граница проходила в горном районе, что значительно облегчало задачу удержания обороны для шести французских дивизий.

14 июня немцы вступили в Париж, на следующий день пал символ французского сопротивления в Первую мировую войну — Верден. В ночь с 21 на 22 июня французская делегация пересекла линию постоянно менявшегося фронта. Она направлялась в Компьен, где 11 ноября 1918 года Германия подписала перемирие, фактически являвшееся капитуляцией. Теперь здесь и в том же вагоне, в котором маршал Фош принимал когда-то германскую делегацию, был подписан акт о капитуляции французской армии. Немцы оккупировали северную и центральную часть страны, постаив под контроль 65% её населения и почти все промышленное производство. 22 июня 1940 г. победители организовали торжественный парад в столице поверженной Франции. Сменявшие друг друга триумфы и парады побед явно привели к эйфории среди руководства победителей. Но даже тогда Берлин не отвлекался на восток.

26 июня 1940 г. посланнику Румынии в СССР Георге Давидеску была вручена нота с требованием мирного разрешения бессарабского вопроса. Это сделал лично В. М. Молотов. Нота излагала традиционный советский взгляд на проблему: «В 1918 году Румыния, пользуясь военной слабостью России, насильственно отторгла от Советского Союза (России) часть его территории — Бессарабию — и тем нарушила вековое единство Бессарабии, населенной главным образом украинцами, с Украинской советской республикой. Советский Союз никогда не мирился с фактом насильственного отторжения Бессарабии, о чем правительство СССР неоднократно и открыто заявляло перед всем миром. Теперь, когда военная слабость СССР отошла в область прошлого, создавшаяся международная обстановка требует быстрейшего разрешения полученных в наследство от прошлого нерешенных вопросов для того, чтобы заложить, наконец, основы прочного мира между странами. Советский Союз считает необходимым и своевременным в интересах восстановления справедливости приступить совместно с Румынией к немедленному решению вопроса о возвращении Бессарабии Советскому Союзу». Кроме того, Румыния должна была передать СССР северную часть Буковины в границах, которые были начертаны в Москве. Ответ должен был быть дан в течение 27 июня 1940 года.

Новость об этом требовании Советского Союза быстро распространилась по Румынии. Среди большинства жителей Бессарабии она вызвала радость. Многие румыны надеялись на мирное решение вопроса. Королевское правительство немедленно обратилось с просьбой о поддержке к союзникам по Балканской Антанте, а также к Италии и Германии. Бухарест получил не помощь, а только советы уступить требованиям Москвы. 27 июня был созван Коронный совет. Несмотря на то, что Кароль II выступал за сопротивление вплоть до войны, 16 участников Совета выступили за уступки, и только 11 за войну. На восточной границе Румынии была развернута мощная группировка в составе двух армий — 20 пехотных, три кавалерийские дивизии и две горнопехотные бригады. Они включали в себя около 450 тыс. чел., до 60% всей румынской армии. Против них советским командованием был развернут Южный фронт в составе трех армий — 638 тыс. чел., 8415 орудий и минометов, 2461 танк, 359 бронемашин, 2160 самолетов.

В 23:00 27 июня Давидеску встретился с Молотовым и зачитал ему ответ своего правительства — он был уклончивым. С одной стороны, Бухарест заявлял о готовности принять все требования Москвы, с другой, предлагал назначить делегатов для переговоров. Молотов потребовал ясного ответа, так как уже 28 июня советские войска начнут подготовку к занятию указанной в ноте от 26 июня территории, которую они займут в течение 3−4 дней. Согласие на переговоры не было признано положительным ответом. Глубокой ночью Давидеску сообщил в Бухарест: румынскому правительству была предоставлена отсрочка до 12:00 28 июня. Об этом же был немедленно поставлен в известность и советский полпред. 28 июня в Москву была отправлена нота — Бухарест принял требования СССР. Румынский посланник вручил её Молотову в 11:00. В 14:00 части РККА начали переходить границу. Местное население встречало их как освободителей. Последнее неудивительно. В Бессарабии, судя по официальным данным румынской статистики, царила страшная нищета. Официоз «Романиа» дал следующие данные на 31 июля 1939 года — в деревнях из 94 699 новорожденных умерло 59 311. Румынские войска по большей части разбегались, бросая оружие. Попытки оказать сопротивление были немногочисленными и недолгими.

27 июня 1940 года болгарский и венгерский посланники в Берлине получили заверения в поддержке их территориальных претензий к соседу. Еще в августе 1939 года болгарские претензии на Южную Добруджу были поддержаны и в Москве, летом 1940 года эта поддержка была подтверждена. Но эти контакты так и не развились в сотрудничество, так как болгарская дипломатия не желала идти на заключение договора о взаимопомощи. Тем временем положение болгар в Южной Добрудже постоянно ухудшалось. Румынское правительство постоянно ограничивало их права. Если в 1922 году на выборы не было допущено около 50% болгар Добруджи, то в 1925 году уже около 75%, а в 1939 году — уже 100%. В Болгарии укрывались беженцы, затравленные местными властями. Болгарскую политическую верхушку всегда беспокоили и пугали русофильские настроения своего народа. К тому же недовольство политикой правительства привело в конце 1930-х годов к росту популярности коммунистов.

Требовался успех, который мог бы укрепить популярность монархии. 29 июня царь всех болгар Борис III сообщил немецкому посланнику, что хотел бы получить эти территории из рук немцев, а не русских. Занятие Бессарабии убеждало Софию, что нужно торопиться. Последовали переговоры в Берлине. 15 июля Гитлер посоветовал Каролю договориться с Венгрией и Болгарией «на разумной основе». Самые большие требования предъявляла Венгрия. 17 августа Бухарест заявил о готовности пересмотра границ, но Будапешт не устраивал объем уступок. 23 августа Хорти заявил о готовности решить спорные вопросы силой. В результате изолированная Румыния 27 августа вынуждена была обратиться в Берлин с просьбой о внешнем арбитраже. 30 августа в Вене Германия и Италия решили спор между Румынией и Венгрией.

Румынам пришлось уступить Северную и Северо-Восточную часть Трансильвании. Здесь Бухарест потерял свыше 43 тыс. кв. километров, на которых проживало 2,6 млн чел. При этом Риббентроп и Чиано урезали венгерские претензии, и в результате этого Бухаресту удалось сохранить под своим контролем 3/5 территории Трансильвании. Вслед за этим начались переговоры с Болгарией. Было ясно и в этом случае, что территориальные уступки будут неизбежными. Главы МИД Германии и Италии поддержали требования Софии. В Добрудже начались повальные грабежи и террор болгарского населения. Перед уходом румыны старались взять все, что было возможно.

После оглушительных внешнеполитических провалов Каролю II пришлось отречься в пользу своего 19-летнего сына Михая. 6 сентября бывший король покинул страну. Реальную власть в Румынии захватили ультранационалисты во главе с генералом Ионом Антонеску, режим которого установил тесные связи с железногвардейцами. Генерал принял титул кондукатора, то есть вождя, и стал проводить политику сближения с нацистской Германией и фашистской Италией. 7 сентября 1940 г. в гор. Крайова был подписан болгаро-румынский договор. Захваченная после окончания Второй Балканской, а затем Первой мировой войны Южная Добруджа с городами Балчик и Силистрия возвращались Болгарии. По условиям договора, с 20 сентября по 1 октября Бухарест должен был передать Болгарии 7 700 кв. км. 21 сентября болгарская армия начала входить в Южную Добруджу. Её встречали цветы и бурная радость освобожденного от национального гнета населения.

Старые проблемы, созданные в 1918—1920 гг., были решены. Их место заняли новые, которые получат свое решение позже, в ходе в борьбы с Гитлером и его союзниками и по результатам победы над ними.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы проведение парада Победы 24 июня?
71.7% Да
Считаете ли Вы, что Российская Федерация является:
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть