Пандемия дала Трампу редкий шанс завершить войну в Сирии – Foreign Affairs

Пандемия коронавирусной инфекции дает администрации президента США Дональда Трампа возможность положить конец войне в Сирии.
28 апреля 2020  13:55 Отправить по email
Печать

Глава Белого дома должен воспользоваться этой возможностью и в очередной раз доказать, что он готов к решительным шагам, пишет Айман Абдел Нур в опубликованной 26 апреля статье для Foreign Affairs.

Президент организации «Сирийские христиане за мир» напоминает, что летом 2011 года, когда «мирное» протестное движение в Сирии стало превращаться в настоящую гражданскую войну, представители сирийской оппозиции просили тогдашнего президента США Барака Обаму оказать им поддержку в свержении «авторитарного» лидера Башара Асада. Противники официальных сирийских властей были приняты сотрудниками Государственного департамента и американскими законодателями из обеих партий со всей теплотой и сочувствием, но администрация Обамы, чье внимание было всецело поглощено тем, чтобы не дать Ирану создать ядерное оружие, а также чтобы не оказаться втянутой в религиозный конфликт, отказалась от вмешательства.

На протяжении следующих пяти с половиной лет, пока в Сирии гибли сотни тысяч человек, а миллионы становились беженцами, Обама предлагал лишь риторическую и гуманитарную поддержку сирийским мятежникам, но не более. Он неоднократно отказывался принимать такие решительные действия, которые могли бы положить конец жестокому управлению Асада или изменить курс этого кровопролитного конфликта.

После прихода к власти в 2017 году президент США Дональд Трамп часто становился объектом критики из-за того, что у него не было конкретной и продуманной внешней политики, а также за то, что выражал явное пренебрежение традиционной дипломатии. Тем не менее Трамп показал себя способным на смелые решения, он не боялся конфронтации. В случае с Сирией, например, Трамп дважды отреагировал силой на применение химического оружия, в отличие от своего предшественника, который назвал использование химического оружия «красной чертой», но пассивно стоял в стороне, когда сирийские власти «использовали» отравляющие вещества против своих граждан.

Хотя его противоречащие друг другу заявления и могут стать источником разочарования как для многих экспертов по внешней политике, так и для давних союзников США, ситуативный и реакционный подход Трампа к международным вызовам часто оказывался более эффективным, чем готовы были признать его критики. Даже решение главы Белого дома выйти из ядерной сделки с Ираном и убить командующего иранскими силами специального назначения «Аль-Кудс» генерал-майора Касема Сулеймани — в определенном смысле наиболее смелые и спорные внешнеполитические решения Трампа как президента — так и не стали причиной катастрофических последствий, как предсказывали противники президента США.

Пришло время Трампу вновь пойти на решительные действия и заключить большую сделку по Сирии. Благодаря необычной комбинации экономических, политических и эпидемиологических обстоятельств у администрации Трампа имеется историческая возможность положить конец конфликту, который бушует в стране уже на протяжении почти девяти лет.

На протяжении всего времени долгой войны в Сирии её экономика испытывала разрушительное воздействие, но именно в последние несколько месяцев из-за финансового кризиса в соседнем Ливане она оказалась в ситуации почти полного коллапса. Вооруженные силы страны сильно ослаблены, из-за чего даже наиболее стойкие сторонники Асада стали впервые открыто высказывать сомнения относительно легитимности режима.

Россия и Турция, которые поддерживают различные стороны в конфликте, сами сталкиваются с серьезными внутренними экономическими проблемами, обострившимися из-за пандемии нового коронавируса. Так называемый Астанинский мирный процесс, фундамент которого был заложен в 2017 году соглашением между Ираном и Россией в Турции, теперь трещит по швам, а Тегеран делает всё больше шагов, идущих вразрез с этим документом. Даже соглашение о введении режима прекращения огня в последним удерживаем оппозицией анклаве Идлибе, которое было подписано 5 марта между Москвой и Анкарой, также начало рассыпаться на части через какие-то недели после своего подписания.

Если действовать быстро и предложить обеим сторонам — прежде всего Москве — выход из этого противостояния, участвовать в котором они больше не могут себе позволить, так, чтобы они смогли сохранить своё лицо, США могут поставить раз и навсегда точку в войне в Сирии.

Экономический коллапс

На подконтрольных режиму территориях экономика полностью разрушена. Наблюдается дефицит всего — топлива и основных продуктов, произошло падение курса сирийского фунта. Из-за всего этого наблюдается стремительный рост цен. Впервые за несколько десятков лет из-за недостатка пшеницы правительство может оказаться неспособным обеспечить население хлебом, который является критически важным фактором в поддержании легитимности режима. Кроме того, отключения электроэнергии происходят постоянно. Даже решительные сторонники режима, указывает автор, начали открыто критиковать Асада и его окружение, указывая на разгул коррупции, из-за которого люди оказались в условиях вопиющей нищеты.

Военно-воздушные силы Асада настолько слабы, что в феврале Турция смогла вести воздушную эмбарго на территории Идлиба с помощью всего лишь двух истребителей F-16 и небольшой эскадрильи беспилотников. В последний раз Дамаск покупал военные самолёты в больших количествах в 1983 году (хотя в 1996 году и были закуплены несколько летательных аппаратов). На сегодняшний день у Асада имеется всего лишь около 30 боеспособных самолётов. При этом у его правительства и недостаточно запасных частей для их ремонта.

Сирийская армия также истощена и деморализована. После нескольких месяцев подготовки героической последней битвы за «освобождение» северо-западного региона Идлиба войска оказались в шоке, когда их продвижение было раньше времени остановлено подписанием 5 марта соглашения между Россией и Турцией о введении режима прекращения огня. Это соглашение напрямую касалось сирийской территории, но заключено было без какого-либо участия сирийского президента. Для многих военнослужащих, узнавших, что их лидер был исключен из обсуждения этого соглашения, это стало моментом ужасающего понимание того, насколько сильно их лидер зависит от России.

Российские амбиции

Несмотря на то что война в Сирии является одним из наиболее сложных конфликтов современности, причины, по которым президент России Владимир Путин вмешался в него в сентябре 2015 года, относительно просты. Глава Кремля надеялся улучшить статус России и укрепить свою репутацию на международной арене. Сделав Россию критически важным игроком в борьбе против «Исламского государства» (организация, деятельность которой запрещена в РФ), Путин надеется сделать свою страну равнозначным партнером Запада в борьбе против терроризма точно так же, как Советский Союз «вступил в партнерские отношения с союзниками для победы над нацизмом».

Путин дал ясно понять своей речью в Организации Объединенных Наций, с которой он выступил вскоре после вмешательства России в сирийский конфликт, что он высоко ценит тот мир, который был создан по итогам Ялтинской конференции. По его словам, она заложила прочный фундамент для послевоенного устройства мира. Не будет преувеличением сказать, что Путин надеялся, что, вмешавшись в войну в Сирии, он затем сможет — как и когда-то Сталин в Ялте — встретиться с лидерами других великих держав и разделить мир на сферы влияния.

Всё получилось несколько по-другому. Россия на сегодняшний день дошла до абсолютного предела того, что она могла достигнуть в Сирии, будь то в плане продажи своего оружия или в плане укрепления своей репутации перед лицом международного сообщества. Дальнейшее вмешательство России в Сирии может быть чревато ущербом ее имиджу, поскольку оно проливает свет на «неспособность российского оружия» противостоять более совершенному арсеналу Турции.

Сирийские военные полностью зависят от безусловной помощи со стороны России. К тому же есть четкие признаки того, что Москва теряет терпение в отношении Асада и начинает задаваться вопросом о целесообразности продолжения поддержки режима. Недавно одно из российских информационных агентств, «находящееся в собственности близкого союзника Путина», опубликовало разгромную на статью о слабости и коррумпированности Асада.

Кроме того, сообщение о том, что Асад потратил $30 млн на картину Дэвида Хокни в качестве подарка для своей жены Асмы, впервые появилось именно в российских СМИ. Но наиболее разгромным для сирийского режима стало заявление бывшего посла Россия в Сирии Александра Аксенёнока, о том, что Асад маниакально поглощён идеей военной победы, всё больше отстранен от реальности, а также не способен осуществить послевоенное восстановление Сирии и превратить её в нормально функционирующее государство.

На фоне того, как цены на нефть бьют очередные антирекорды, Путин отчаянно нуждается в новых источниках финансирования. Заключение мирного соглашения, которое может открыть путь для проектов восстановления Сирии, дало бы России возможность отбить часть тех денег, которые она потратила на поддержку Асада. Кроме того, так российский бизнес смог бы заключить большое число связанных с реконструкцией страны договоров, тогда как для самого же российского президента такое развитие событий стало бы политической победой. Хотя Путин не откажется от идеи того, что Россия должна играть лидирующую роль в послевоенной Сирии, он с готовностью откажется от Асада как от средства достижения этой цели. Администрация Трампа должна сфокусироваться прежде всего на том, чтобы привлечь Россию за стол переговоров.

Также и Турция отчаянно нуждается в таком соглашении. Её внутриполитическая и экономическая ситуация также очень непростая. Внутри правящей партии Справедливости и развития нарастает напряженность. Для президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана понесённые в результате вторжения в Сирию человеческие и финансовой издержки стали неприемлемыми. Турция не может добиться окончательного успеха в Сирии без поддержки НАТО.

Более того, Эрдоган опасается внезапного вывода войск США с северо-востока Сирии. После заключенного 5 марта соглашение о прекращении огня в Идлибе Турция начала осторожно идти на сотрудничество с Россией. Тем не менее турецкий лидер полагается на американскую военную помощь, предоставляемую как в рамках двусторонних соглашений, так и в рамках НАТО. Поэтому он будет рад вмешательству администрации и Трампа, которое сможет положить конец этому конфликту.

Дорожная карта осуществления в Сирии мирной и демократической передачи власти уже существует. Её фундамент заложен в резолюции Совбеза ООН 2254, которая была единогласно принята в декабре 2015 года. Введение режима прекращения огня — это лишь первый шаг, и Трамп должен воспользоваться возможностью воплотить его в жизнь. В действительности он, скорее всего, единственный мировой лидер, который способен это сделать.

Безусловно, у США больше нет таких позиций и интересов на Ближнем Востоке, как прежде, но Путин не замедлит сесть вслед за Трампом за стол переговоров, отчасти потому что это польстит его амбициям участника «новой Ялты». Но по большей части он пойдет на это потому, что у него мало других вариантов. После заключения сделки с Россией и предоставления гарантий капитуляции Асада Трамп может договориться Эрдоганом. После этого Сирия станет на путь демократического процесса передачи власти и мирного восстановления.

Война в Сирии носит крайне сложный характер, поэтому в окончательном соглашении придётся удовлетворять интересы очень многих сторон. Заключение соглашения с Россией и Турцией, которое приведёт к устойчивому режиму прекращения огня и устранению Асада, является необходимым и первым шагом. После него к этому процессу подключатся с готовностью курды.

Трамп, заключает автор, неоднократно демонстрировал свою способность действовать решительным образом. Заключив большую сделку по Сирии, он в очередной раз покажет всему миру что, он может давать ощутимые результаты.

Ранее на сайте ИА REXВозвращение «Миши» Саакашвили Киеву не поможет – National Interest

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Афганистан будущего станет для России
49.3% Нейтральным государством
В настоящее время вакцинация от COVID-19 в России добровольна. Вы привились?
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть