Atlantic: США — такое же провальное государство, как Пакистан с Белоруссией

В своих оценках кризиса президент США Дональд Трамп не смог выйти за рамки своего личного и политического восприятия.
21 апреля 2020  17:45 Отправить по email
Печать

Пандемия коронавирусной инфекции вскрыла целый ряд хронических пороков США — от коррумпированного политического класса и склеротической бюрократии до бездушного характера экономики и безразличия общественности. Если бы не она, то граждане США, научившиеся не замечать симптомов постигшей их страну общественной болезни, так и не поняли, что живут в провальном государстве, пишет Джордж Пэкер в статье, опубликованной 20 апреля в The Atlantic.

По его словам, «говорящие головы» Дональда Трампа только и делали, что говорили о теориях заговора и чудесных лекарствах, тогда как американские сенаторы и главы корпораций действовали быстро, но не для предотвращения катастрофы, а для личного обогащения.

В результате штаты и отдельные города оказались вынуждены бороться за эти товары, соревнуясь друг с другом, кто выше цену предложит, чем щедро обогатили корпорации. Граждане сели за швейные машинки в попытке оснастить недоукомплектованных медицинских работников, чтобы они смогли спасти своих пациентов и не заразились сами.

В своих оценках кризиса президент США Дональд Трамп не смог выйти за рамки своего личного и политического восприятия: боясь за свое переизбрание, он объявил пандемию коронавируса войной, а себя — президентом военного времени, хотя, подчеркивает Пэкер, уместнее говорить о лидере профашистского режима во Франции Филиппе Петене. Подобно ему Трамп пошел на сговор с врагом и не предотвратил продления нынешнего бедственного положения.

При этом это уже не первый, а третий крупный кризис в США с начала века. Первым стали теракты 11 сентября 2001 года. Вторым — Мировой финансовый кризис, и именно он, ударив по гражданам с низким и средним достатком, вбил клин между жителями США. Трещина пошла между высшим и низшими классами, между сторонниками Республиканской и Демократической партий, жителями городов и сельских областей, коренными американцами и мигрантами, простыми людьми и людьми во власти. Пока же страна на протяжении долгого времени восстанавливалась, обогащались корпорации и инвесторы, профессионалы потеряли бдительность, а рабочий класс все явственнее оставался не у дел еще больше. В результате в стране накалилась политическая поляризация, а власть потеряла доверие.

Трамп пришел к власти как протест против республиканского истеблишмента, но консервативный политический класс и новый лидер нации быстро нашли общий язык: какие бы у них ни были противоречия, они были едины в одном — в своем стремлении досуха выжать общественные активы в частных интересах. Республиканские политики и финансовые доноры, которые хотели бы, чтобы правительство делало как можно меньше на общее благо, могли спокойно жить с режимом, который едва ли знал, как управлять страной. Вот они и стали верными сторонниками Трампа.

Глава Белого дома, в свою очередь, повел себя как безответственный мальчишка, жгущий спички на засохшем поле. Он разжег конфликты там, где в обществе еще оставалось единство. Он даже никогда и не претендовал на то, чтобы быть президентом всей страны, настраивая граждан друг против друга по таким вопросам, как раса, пол, религия, гражданство, образование и других. Основным же из его инструментов правления стала ложь.

Трамп получил под свой контроль федеральное правительство, ослабленное многолетними ударами правых политических сил, политизацией со стороны обеих партий и регулярной нехваткой финансирования. Он «поставил себе цель» докончить работу и добить профессиональную государственную службу, выдавив некоторых наиболее талантливых карьерных чиновников, оставив ряд важных постов незаполненными, и поставил верных себе людей надзирать за оставшимися.

Именно в таком состоянии пандемия застала США. Если пандемия действительно в чем-то сродни войне, то она стала первым за полтора столетия конфликтом, идущим на территории страны. Вторжение и оккупация вскрывают несовершенство общества, делая более явным то, что сложно было заметить прежде.

Кроме того, теперь в США есть два вида работников — важный и вспомогательный. В первую категорию входят по большей части представители низкооплачиваемых профессий, которые должны физически присутствовать на месте работы, несмотря на риск для их здоровья. Среди них складские работники, сотрудники магазинов, водители-доставщики, муниципальные служащие, медики и врачи, дальнобойщики. И дешевизна многих товаров и услуг как раз обеспечивается тем, что ряд поставщиков вынуждены продолжать работу, даже если заболеют.

Пандемия также дала яснее понять, кто такие вспомогательные сотрудники. Например, сенатор-республиканец США от штата Джорджия Келли Леффлер, единственным качеством которой для занимания этой должности было ее богатство. Не прошло и трех недель с момента прихода на этот пост, как она разбогатела еще больше, продав свои акции и обвинив Демократическую партию в нагнетании истерии. Она также дала своим избирателям такие рекомендации, из-за которых многие из них могли лишиться жизни.

Борьба с пандемией, заключает автор, должна также стать борьбой за восстановление здоровья США, за их полную перестройку. В противном случае страдания американского народа будут напрасными. При нынешнем руководстве ничего не изменится, конец нынешнего режима, столь необходимый и заслуженный, стал бы лишь началом.

Ранее на сайте ИА REX:  Чем чревата для Британии болезнь Бориса Джонсона

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Позиции России в мире за 2020 год:
62.3% Усилились
Реален ли в ближайшее десятилетие железный занавес между Востоком и Западом?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть