Против кого ЕС создает единую армию?

22 февраля 2017  09:18 Отправить по email
Печать

16 февраля 2017 г. Европейский парламент принял ряд важных решений, нацеленных на усиление европейского единства: создание единой континентальной армии, создание поста министра финансов ЕС, централизация структуры ЕС. Эти решения были приняты в контексте переговоров о выходе Великобритании из ЕС, прихода к власти в США президента Дональда Трампа и высказываемых им финансовых претензий к большинству стран-членов НАТО и сомнений в судьбе ЕС. Кроме того, евроатлантический мир переживает состояние разброда и шатаний по поводу итогов избирательной компании в США, судьбы Европейского союза, перспектив НАТО, миграционного кризиса, отношения к России, борьбы с терроризмом под исламскими лозунгами. Во многом этим объясняются поразительные итоги голосования за предложение о создании единой континентальной армии (за - 283 евродепутата, против - 269, 83 – воздержались). То есть решение принято голосами 283 человек, но 352 депутата, их большая часть, это предложение так или иначе не поддержали. Мотивация этого предложения состояла в том, что вооруженные силы помогут ЕС стать крепче в условиях, когда националисты-протекционисты в ряде стран расшатывают организацию и ведут к ее распаду. Было также одобрено предложение отказаться от принципа консенсуса при принятии решений и перейти к принятию решений большинством членов ЕС. Похоже, что идет попытка реализации идеи двух скоростей развития европейской интеграции.

Разумеется, создание единой континентальной армии нацелено не только против европейских националистов-протекционистов, но это и ответ Дональду Трампу, подвергающему сомнению единство евроатлантического мира во имя национальных интересов США.

Идея европейской армии не нова, попытки ее реализации предпринимаются фактически с начала европейской интеграции в 1950-е гг. с целью ослабления в какой-то степени военного и политического доминирования США и проведения собственной оборонной политики. В 1991 году был образован “Еврокорпус” силами Бельгии, Люксембурга, Испании, Франции и Германии. В 1995 году Франция, Италия, Испания и Португалия договорились о создании Европейских сил оперативного реагирования. В 1999 году Евросоюз начал в контексте разработки единой оборонной политики создание сил быстрого реагирования. Предполагалось использовать силы быстрого реагирования для осуществления миротворческих операций и проведения гуманитарных миссий

На процесс создания европейских вооруженных сил оказывало влияние существование НАТО, особая роль Великобритании в европейской интеграции (позднее подключение на своих условиях и нынешний выход), специфическая роль Франции по отношению к НАТО (изгнание штаб-квартиры из Франции, выход из военной организации НАТО, а затем возврат в нее), существование СССР и организации стран Варшавского договора. На современном этапе после завершения холодной войны сказывается доминирование политического подхода над экономическим при приеме новых стран в ЕС и расширении НАТО на Восток. Великобритания как главный союзник США в Европе то поддерживала, то отвергала этот проект. Даже при поддержке, она стремилась к сохранению НАТО как глобальной военно-политической структуры евроатлантического сообщества и к четкому разделению функций между НАТО и европейскими вооруженными силами. Брекзит явно усилил позиции сторонников создания европейской армии.

В настоящее время каждая страна-член ЕС сама определяет свою оборонную политику, согласовывая эту деятельность по линии НАТО, а не ЕС. Европейские военнослужащие участвуют в нескольких военных и гуманитарных операциях под флагами отдельных стран и их вооруженных сил, а не ЕС в целом.

В чем сложность создания единой европейской армии? Есть ряд причин политических, финансово-экономических, организационно-управленческих, военно-технологических.

Существующий уровень европейского единства недостаточен для формирования единой европейской армии со своим командованием, собственными вооруженными силами, собственным финансированием. ЕС – и не федерация и не наднациональное государство. Президент Франции Саркози предлагал сформировать объединенные европейские силы обороны на базе шести крупнейших стран - членов ЕС: Франции, Великобритании, Германии, Италии, Испании и Польши. В проекте предусматривалось, что страны-участники установят для себя единые правила для достижения интеграции в военной сфере, а минимальный оборонный бюджет составит 2% ВВП. Такой проект был бы реальной угрозой для НАТО, так как расходы на оборону выросли бы в два раза и ряд стран не смогли бы участвовать в двух структурах одновременно. В настоящее время высказывается мнение, что ЕС не нужна классическая наступательная армия (глава Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер).

Не найдено решение соотношения этой армии с НАТО, где доминируют США. Будет ли это конкуренция, подчинение или взаимодополнение?

Расхождения существуют по поводу целей существования этой армии (ограниченно в зонах конфликтов, для противодействия России, против терроризма, для защиты внешних границ ЕС в условиях миграционного кризиса) и границ ее использования (в Европе и в бывших колониях, глобально). На практике европейцы участвуют в миротворческих операциях в Европе (Босния, Косово) и в Северной и Тропической Африке в бывших европейских колониях. Европейцы там находились в подчиненном по отношению к США отношении. Право первым решать вопрос о проведении миротворческих операций предоставлено НАТО.

Будут ли входить в эту армию исключительно страны-члены ЕС, НАТО или и другие страны? Если Великобритания действительно выйдет из ЕС, можно ли ее будет приглашать к участию в европейской армии? Можно ли в нее включать турецких военнослужащих? Смогут ли в ней найти общий язык турецкие и греческие солдаты?

Будут ли это сбалансированные по государственному представительству вооруженные силы или же ведущие европейские страны будут доминировать там. ФРГ стремится держаться на втором плане этого процесса, тем не менее, существуют опасения, что это будет не европейская, а «немецкая армия» (аналогично тому, как в операциях НАТО 80-90% военнослужащих – из США).

 На какие деньги ЕС собирается содержать эту армию? США уже несколько лет, а Трамп выразил это в резкой форме, требуют от своих союзников по НАТО довести уровень оборонных расходов до 2% ВВП. Может европейцы надеются уговорить США взять на себя и основное бремя расходов на европейскую армию?

Опыт проведения миротворческих операций показал, что европейские военные контингенты имеют низкий уровень координации действий, несогласованность в понимании тактических задач, неудовлетворительную совместимость основных видов военной техники и вооружения, низкий уровень мобильности войск. Европейцы не могут конкурировать с ВПК США по разработке и применению новых технологических разработок из-за узости своих национальных рынков.

Не станет ли препятствием на пути усиления военного потенциала ЕС позиция США? Прежде США относились настороженно к этому процессу, желая сохранить значимость НАТО и свое ведущее положение в этом альянсе. Европейская инициатива воспринималась как бесперспективная, бессмысленная и ведущая в тупик из-за уменьшения эффективности НАТО, а также угрожающая утратой европейского рынка вооружений для ВПК США. США опасаются конфликта интересов между НАТО и интересами европейской безопасности, снижения расходов европейцев на участие в натовские проектах. Пока нет ясности в том, какова будет политика США при Дональде Трампе. Если США ослабят свое военное присутствие в Европе и в мире в целом, европейцам действительно придется усиливать военно-политический аспект своей деятельности. Но на данном этапе европейцы (это показало военное вмешательство Франции и Великобритании в Ливии, участие европейцев в сирийском конфликте) не способны без поддержки НАТО и США самостоятельно проводить серьезные военные операции: они не обладают разведывательной информацией со спутников, у них нет военно-воздушных и военно-морских баз по всему миру. Как показала ведущаяся последние годы война с терроризмом в Европе, между собой европейцы не склонны обмениваться разведывательной информацией. Франция и Германия выступают против создания единой разведывательной службы ЕС.

Формирующийся многополярный мир и ослабление монопольного господства США как лидера западного мира объективно предполагает необходимость сплочения ЕС как одного из центров мировой политики. Для этого необходима достаточная степень политической, экономической интеграции и проведение оборонной политики и политики безопасности в Европе и мире в целом. Для решения многих вопросов не хватает политической воли. Вместе с тем, европейцы не собираются отказываться от НАТО и от руководящей роли США в евроатлантическом сообществе. Пока что единая европейская армия является символом самостоятельности, мечтой объединенной Европы и одновременно служит средством давления на Трампа – ослабишь внимание к нам, мы создадим альтернативу НАТО.  Однако практическая реализация задачи создания единой европейской армии, при сохранении НАТО, представляется маловероятной.

Юрий Почта – доктор философских наук, профессор кафедры сравнительной политологии РУДН, специально для ИА REX

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы проведение парада Победы 24 июня?
71.7% Да
Считаете ли Вы, что Российская Федерация является:
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть