Религиозный фактор в событиях арабской весны и конфликтах на Ближнем Востоке

16 сентября 2016  12:43 Отправить по email
Печать

Постановка проблемы. Нынешние события на Ближнем Востоке, в арабском мире, в Европейском Союзе, да и в Украине заставляют исследователей обращаться к изучению различных общественных феноменов, которые вызывают социальные конфликты, изменения политической системы общества и смену политических режимов в государстве. Одним из таких малоизученных феноменов является «Арабская весна». Несмотря на то, что она уже закончилась как явление, тем не менее некоторые её производные, как например, война в Сирии, крупный миграционный кризис в Европейском Союзе, возникновение ИГИЛ (прим. ред - террористическая организация, запрещенная в России) дают о себе знать постоянно. В этой связи возникает необходимость и актуальность в более детальном изучении такого явления как события «Арабской весны» и её последствия.

Анализ исследований по проблеме. Проблематикой «Арабской весны» занимаются исследователи различных научных дисциплин, так как это социально-культурное и политическое явление довольно неоднородно по своему содержанию. Множество украинских и зарубежных учёных пытались раскрыт первопричины, основные предпосылки и последствия событий «Арабской весны».

Так, например, отмечается, что «анализируя её события, для оценки и предвидения развития ситуации, её последствий для мирового сообщества в целом и для Украины, в частности, следует обратить внимание на историческую особенность феномена мусульманского общества (соотношение духовной и светской власти), особенности функционирования его гражданских институтов, положение и авторитет традиционных элит [1, с. 55]».

Некоторые эксперты при изучении процессов демократизации арабского общества детально анализировали соотношение ислама и политической системы общества, делая акцент на том, что «на современном этапе в странах Арабского Востока есть разные концепции религиозного государства. Однако должно сохранятся убеждение, что игнорирование роли ислама и шариата в становлении общественного и государственного устройства небезопасно и нецелесообразно.

Две противоположенные концепции – «Ислам является основным источником законодательства» и «Никакой религии в политике, никакой политики в религии – в странах Арабского Востока никогда не могли долго сосуществовать [2, с. 9]».

«Арабский мир – испытательный полигон радикального политического ислама. Затаив дыхание мир смотрит на то, что происходит в странах, по которым прокатилась «Арабская весна», и в первую очередь, конечно, в Египте. Там тон задают не джихадисты и даже не салафиты, а «Братья-мусульмане» с их репутацией умеренных исламистов. Но дистанция между всеми этими категориями радикального политического ислама не так велика, как хотелось бы думать оптимистам [3]».

Говоря про последствия «Арабской весны», некоторые исследователи отмечают, что «ни в одной стране, которую охватила революционная волна, не произошла смена общественно-политического строя. Таким образом, говорить, что массовые выступления в государствах Ближнего Востока и Северной Африки являются революциями в классическом понимании этого термина тяжело. Бытует мнение, что всё это больше напоминает стихийные перевороты, восстания, беззаконие и вооружённые столкновения. Например, изменения президентов в Тунисе и Египте не привели к радикальным трансформациям общественно-политического строя в этих государствах, в Ливии нету чёткой согласованности между оппозицией и даже нету лидера, который бы мог возглавить страну, следовательно, вероятно дальнейшее обострение ситуации и как результат начало длительной гражданской войны [4]».

Цель. В связи с плюрализмом научных подходов к проблематике «Арабской весны», некоторые направления исследований этого вопроса нуждаются в уточнении, и прежде всего в части религиозного фактора. Нужно точно понимать какое значение имеет ислам в различных его проявлениях для социальных конфликтов, которые происходят на Ближнем Востоке. Необходимо чёткое понимание того, что сейчас подразумевается под словосочетанием «распространение и расширение исламского вероучения», так как это позволит корректно понимать содержание используемых понятий без подмены их смысла.

Изложение основного материала.

Ара́бская весна́ (араб. الربيع العربي‎‎) — название революционных событи1, демонстраций и протестов, начавшихся в арабском мире 18 декабря 2010 года. В результате «Арабской весны» произошли революции в Тунисе и Египте; гражданская война в Ливии, которая привела к падению режима; массовые протесты в Бахрейне, Алжире, Ираке, Иордании, Марокко и Омане; и менее значительные протесты в Кувейте, Ливане, Мавритании, Саудовской Аравии, Судане и Западной Сахаре. Гражданские восстания в Сирии и Йемене, переросли в полномасштабные региональные конфликты, которые перешли границы некоторых государств, спровоцировали рост радикальных течений, вызвавши появление так называемого «Исламского государства» или его ещё называют ДАИШ (ИГИЛ). В настоящий момент вся политическая, религиозная и социальная напряжённость, которая присутствует на Ближнем Востоке представляет собой одну глобальную проблему для всего человечества, требующую немедленного разрешения.

Для цели этой статьи, понятия «социального конфликта», можно сформулировать как негативный вариант развития противоречий в обществе между различными социальными группами, который отображается в борьбе и противодействии между субъектами, которые принимают участие в этом процессе. Сегодня явление социальных конфликтов как глобальных, так и локальных происходит в каждой стране мира. Однако, по-видимому именно в арабских странах эти конфликты протекают наиболее остро, особенно не религиозно-этнической основе.

В большинстве случаев, когда возникает социальный конфликт разного масштаба в арабских странах, то часто его участники апеллируют к религиозным нормам ислама для того, чтобы довести свою правоту или чтобы решить ту или иную проблему. Так, например, на сегодняшний день Ирак, фактически, разделён по религиозному признаку, поскольку в иракском обществе идёт борьбе между двумя ветвями ислама – шиитами и суннитами. Это историческое разделение ислама есть также и в других арабских странах. Однако именно в Ираке, это расхождение стало идеологической основой для серьёзного социального-политического кризиса, ислам стал предметом спекуляции между враждующими группами. Такое же развитие событий происходит и в Сирии, где враждующие между собой группы представляют различные направления ислама. Алавитское официальное правительство Башара Асада поддерживается шиитами Ирана, Ливана, Ирака и Йемена. Сирийская же оппозиция имеет суннитскую опору в лице большинства стран исламского мира.

Эти группы пытаются найти и довести, с теоретической точки зрения, практическую целесообразность уничтожения своих религиозных братьев. Это является примером того, как, фактически, некоторые трактовки ислама выступает как теоретическая почва противостояния. Однако, одновременно, как в самом Ираке, так и за его пределами, есть отдельные социальные группы и общины, религиозные деятели улемы, которые в свою очередь обращаются к религиозным нормам ради прекращения борьбы, ссылаясь на то, что все мусульмане братья независимо от его направлений. Следовательно, при таких обстоятельствах, ислам выступает в качестве основы для снятия социальной напряжённости.

Сразу же нужно сделать чёткий акцент на том, что само возникновение феномена «Арабской весны» и её протекание не имело религиозной основы, а скорее социально-экономические первопричины были доминирующими. Однако после «Арабской весны», появления ИГИЛ и обострения социально-политической обстановки на Ближнем Востоке, шиитско-суннитское противостояние стало выходить на передний план в социально-политическом кризисе в арабском мире. Таким образом, религиозный фактор стал одним из причин нынешнего социально-гуманитарного взрыва на территории Сирии и Ирака, при этом он имеет серьёзную государственную поддержку со стороны участников конфликта, например, со стороны Ирана.

«Не акцентируя внимание на теологических разногласиях суннитской и шиитской доктрин политического ислама, Иран стремится объединить эти два проекта и возглавить процесс «исламского пробуждения». Такая политика служит продолжением политического курса иранских лидеров в 1980-х – 1990-х годах, направленного на экспорт идей исламской революции. Это способствовало распространению исламистского движения в тот период в Алжире, Тунисе, Египте, Судане. Однако в настоящее время объединение двух ветвей политического ислама под эгидой Ирана вряд ли возможно. Этому препятствуют как теологические противоречия между суннитской и шиитской доктринами, так и политическое противостояние между Ираном и монархиями Персидского залива, объединёнными в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ), возглавляемый Саудовской Аравией. Страны Залива видят в Иране угрозу своим режимам и обвиняют его в экспансии шиитской идеологии исламской революции в регион [5]».

Некоторые учёные даже полагают, что следующая революционная волна в арабском мире будет проходить уже под лозунгами политического ислама.

«В этом контексте следует отметить, что несмотря на нынешние испытания, политический ислам неразрывно связан с дальнейшим развитием арабского мира. Такое утверждение базируется на том, что именно ислам, в котором в закодированном состоянии сконцентрировано цивилизационно-культурную матрицу арабского мира, его ценностные ориентиры, исторический опыт и генетическую память, стал единственной мощной силой, которая была способна всколыхнуть широкие слои народов региона на новую революционную волну — Арабское пробуждение или «арабскую весну». Ислам стал мощным двигателем и мобилизатором, предоставил современным арабским революциям ценностно-программные установки переформирования арабского общества в соответствии с вызовами XXI века и необходимостью преодоления вековой отсталости арабского мира, его прорыва к передовым рубежам современного развития [6]».

Таким образом, противостояние в арабском обществе суннитов и шиитов будет набирать темпы, что служит серьёзным препятствием на пути решения противоречий в арабских странах. Возможно для выхода из сложившейся ситуации арабам нужно обратиться именно к Корану, священной книги для всех мусульман, которая запрещает вражду сторонников ислама между собой. Именно Коран может послужить ориентиром в нынешней сложной ситуации, при условии соблюдения его предписаний самими мусульманами.

Другой пример использования сторонами конфликта религии касается современного Ливана. В этой страны существует приблизительное ровное количество мусульман и христиан среди населения страны. Указанная пропорция отображается в общественной жизни страны, в первую очередь в политике. Однако, существуют разные политические силы, которые на основе норм Корана пытаются оправдать ведение борьбы (иногда насильственной) против христиан, на том основанию, что последние, является неверными. Одновременно, есть социальные группы, которые, находят соответствующие нормы ислама о веротерпимости и уважении других религий, в том числе и христианства. Кстати, Ливан имеет самый большой процент христианского населения из арабских стран, поэтому различные конфессии обязаны находить общий язык. «Все стороны и группы должны признать тот факт, что в условиях многонационального государства (а Ливан таковым и является) и христианам, и мусульманам придётся идти на диалог и искать пути взаимодействия. Следующим шагом могло бы стать осознание того, что «другой» (будь то христианин или мусульманин) обладает своими уникальными характеристиками, имеет свои древние традиции и может серьёзно отличаться от «нас». На Совете католических патриархов Востока было признано, например, что «арабское общество характеризуется разнообразием и высокой степенью плюрализма. Задача же религиозных деятелей – это дать этому разнообразию возможность проявляться и беспрепятственно развиваться во имя общей пользы народа [7]. Следовательно, мы видим дуализм в восприятии ислама и его роли в возникновении и решении социальных конфликтов среди арабов.

Такой же дуализм существует и в израильско-палестинском противостоянии, которое уже длится много десятилетий. После создания государства Израиль в 1948 году разные арабские деятели заявляли о необходимости уничтожения этого государства. Приводились примеры религиозных расхождений между евреями и арабами в прошлом, а также необходимости контроля Иерусалима арабами, поскольку там находится мечеть аль-Акса, священное место для всех мусульман. Однако другие деятели, более сдержанного направления приводили иные примеры мирного сосуществования арабов и евреев на протяжении столетий. Следует отметить, что этот последний тезис имеет больше права на существование чем предыдущий, поскольку во времена преследований и уничтожения евреев в средневековой Европе, многие евреи нашли пристанище на Арабском Востоке, где среда была безопасной для них.

Ещё одним примером противоречивости некоторых процессов в арабском мире являются событиями, которые происходили в Палестине и касались похищения одного из западных корреспондентов (Алана Джонстона в 2007 г.) [8]». Этот корреспондент был похищен в Палестине неизвестными. На протяжении нескольких месяцев о судьбе корреспондента не было ничего известно. Были заявления отдельных авторитетных людей относительно правильности этого поступка, поскольку корреспондент не был мусульманином, а соответственно, его возможно похищать. Были и совсем противоположные взгляды о недопустимости подобных действий со стороны истинных мусульман. Официальная власть Палестины утверждала, что ей ничего не известно о судьбе корреспондента. В обществе росло недовольство этим событием и бессилием официальной власти. Однако, в конце концов, премьер-министр Палестины официально заявил, что по поводу этой проблемы было обращение к авторитетному религиозному деятелю, которой вынес фетву (решение по определённому вопросу которое имеет окончательный характер) и которому все стороны конфликты подчинились. Позже корреспондент был отпущен.

Можно приводить ещё много примеров такой амбивалентной ситуации, когда ислам и его религиозные нормы выступают в двух ипостасях: как причина возникновения социального конфликта или как основа для его позитивного решения. Указанная ситуация является образцовой для всего арабского региона. Однако вряд ли причина такой ситуации кроится в самом исламе, поскольку в любой философской, религиозной или другой доктрине возможно найти какие-то высказывания и интерпретировать их в радикальном смысле. Действительная причина лежит в масштабной проблеме всего арабского общества, которое стоит на перекрёстке прошлого и будущего и не может найти выход из этого тупика. Неправильное толкование и понимание исламского вероучения является причиной множества конфликтов, недоразумений и споров по поводу ислама.

На сегодняшний день, бесспорным и общепризнанным является тот факт, что ислам выступает как религия, которая наибольшими темпами распространяется среди населения планеты. Происходит развитие и распространение исламского вероучения. Вместе с тем, что конкретно понимается под термином «развитие исламского вероучения»? Не происходит ли подмена понятий, когда радикальные взгляды на ислам считаются самим исламом как таковым, например, когда ИГИЛ использует эту религию в своих целях?

Словосочетание «развитие и распространение исламского вероучения» включает двойственную природу толкования указанного выражения, поскольку, с одной стороны, его можно понимать, как распространение ислама, как религии в мире, в том числе и в Украине, при этом под исламом, в данном случае, подразумевается классические его каноны без радикального уклона. С другой стороны, под понятием «развитие и распространение исламского вероучения» иногда ошибочно подразумевают расширение радикальных взглядов на ислам, того, что сейчас называется в арабском языке الوصولية الاسلامية (альвусулиййату альисламиййа), что в переводе с арабского означает «исламский фундаментализм» и самое страшное его проявление - ИГИЛ.

К сожалению, исламский фундаментализм в последнее десятилетие обрёл множество приверженцев по всему миру. Причин для этого может быть множество и их исследование не является целью этой статьи. Тем не менее, касательно исламского фундаментализма следует сказать, что его распространение никоем образом нельзя отождествлять с словосочетанием «развитие исламского вероучения», поскольку исламский фундаментализм является следствием радикального толкования религиозных норм ислама и часто умышленных неправильных интерпретаций предписаний Корана. Подобное «свободомыслие» порицается и самими мусульманами во всём мире, и рассматривается как признак отхода от классических исламских принципов. Наглядным примером максимального отхода от норм Корана и подменой его истинных смыслов служит действия ИГИЛ на территории Сирии и Ирака. Совершая бесчеловечные и аморальные поступки на подконтрольных им территориях, у многих людей в мире формируется ошибочное представление об исламе как о религии и том, что именно она служит религиозной основой деятельности различных исламистских организаций и их вооружённой борьбы.

Поэтому под словосочетанием «развитие и распространение исламского вероучения», следует понимать расширение ислама классического образца, то есть того ислама, который базируется на соответствующих столпах мусульманской веры и который не допускает крайних, радикальных взглядов.

Подобная оговорка в понимании развития исламского вероучения необходима, так как, она помогает избежать внутреннего противоречия и заведомой клеветы на ислам, которая усилилась в последнее время из-за многочисленных террористических актов, совершаемых от имени исламы, хотя указанный терроризм, ничего общего с исламом не имеет.

Распространению радикальных взглядов способствуют также современные процессы глобализации и развития информационного общества. «Арабский регион активно присоединился к процессам построения информационного общества. Благодаря проникновению информационно-коммуникационных технологий в арабский регион Интернет-сеть, электронные СМИ и видеоигры стали новыми инструментами формирования общественного мнения. Хотя Интернет дал возможность глобальному расширению деятельности радикальных исламистских группировок и возникновению кибер-терроризма, «виртуальное освобождение» содействует борьбе за свободу слова и демократические права в арабских странах [9, с. 176]».

Выводы. Таким образом, «Арабская весна» стала важным социально-политическим явлением в арабском мире. Несмотря на традиционную значимость религиозным исламских норм для арабского общества, арабские революции происходили не под религиозными лозунгами, а из-за причин социально-экономического характера. Сами по себе социальные конфликты на почве разного толкования исламского вероучения, являются распространённым феноменом в арабских странах. В то же время, наблюдается тенденция к использованию религиозных предписаний ислама для решения различных конфликтов между социальными группами в арабском мире. Тем не менее, «Арабская весна» стала одной из причин возникновения ИГИЛ и других радикальных группировок, как реакция на либерализацию и вестернизацию арабского социума. Из-за широкой популяризации радикальных воззрений на ислам, в мире происходит подмена понятий, а именно исламский фундаментализм часто интерпретируется как само исламское вероучение, что является ошибочным и недопустимым. Правильное понимание ислама как религии должно способствовать, как урегулированию существующих конфликтов на Ближнем Востоке, так и недопущению новых в этом нестабильном регионе.

 

Литература

 

1. Виклики "арабської весни": соціально-психологічний та соціально-політичний аналіз / В. І. Осьодло, Л. М. Будагьянц // Науковий вісник Львівського державного університету внутрішніх справ. серія психологічна. - 2014. - Вип. 1. - С. 48-57.

2. Сучасні процеси демократизації в країнах Арабського Сходу* / С. Нагорний // Віче. - 2011. - № 12. - С. 7-9.

3. Мирский Георгий. «Арабская весна» – туман и тревога [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.globalaffairs.ru/number/Arabskaya-vesna--tuman-i-trevoga-15957 – Название с экрана.

4.Стародуб Т.С. Наслідки “Арабської весни” для Близького Сходу та Північної Африки: основні ризики та загрози [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.vidkryti-ochi.org.ua/2011/12/2011.html – Название с экрана.

5. Долгов Б.В. Новый этап «арабской весны» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.perspektivy.info/oykumena/vostok/novyj_etap_arabskoj_vesny_2013-11-05.htmhtml – Название с экрана.

6. Швед В. Политический ислам является определяющим выражением цивилизационных устремлений исламского общества [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://islam.in.ua/ru/yslamovedenye/vyacheslav-shved-polytycheskyy-yslam-yavlyaetsya-opredelyayushchym-vyrazhenyem– Название с экрана.

7. Сологуб С.М. Теория и практика межрелигиозного диалога в Ливане [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://jurnal.org/articles/2012/polit5.html – Название с экрана.

8. Похищенный в палестине британский журналист алан джонстон: «на меня надели пояс смертника» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://fakty.ua/37975-pohicshennyj-v-palestine-britanskij-zhurnalist-alan-dzhonston-quot-na-menya-nadeli-poyas-smertnika-quot – Название с экрана.

9. Ігошина Ж.Б. Деякі аспекти інформаційного виміру глобалізації на Арабському Сході // Науковий вісник Одеського національного університету. – Серія: соціологія і політичні науки. – 2010. - Том 15, вип. 7. - С. 172-178.

 

Андрей Бузаров - магистр внешней политики, член общественных советов при комитете по иностранным делам Верховной Рады Украины и МИД Украины

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Вы читали когда-нибудь Конституцию России?
51.3% Да.
На Ваш взгляд, коронавирус имеет естественное происхождение или является биологическим оружием?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть