«Демократия в аду, на небе – царствие…»

Полемика с Ефимом Андурским
27 июля 2014  16:22 Отправить по email
Печать

Вынесенный в заголовок афоризм принадлежит святому праведному Иоанну Кронштадтскому и как нельзя лучше характеризует смысл моих противоречий со сторонниками либеральных взглядов, одним из которых являетрся Ефим Андурский.

Подчеркну, что мой оппонент «напрашивался» уже давно, пытаясь даже провоцировать автора этих строк и со своим очередным опусом – таки напросился. Видит Бог – не хотел, ибо не до него, в общем-то, и есть более серьезные дела.

При всем этом, он в целом добросовестно выполняет данную ему в свое время мной рекомендацию. И особо не лезет в вопросы «большой политики», где рамки его понимания существенно ограничены леволиберальным декадентством и то ли детскосадовскими, то ли пионерлагерными представлениями о «всем хорошем против всего плохого» - «добром» гражданском обществе, противостоящем «злому» государству.

Но периодически его «заносит». И пример тому - сравнение себя-любимого с А.С. Пушкиным с явной претензией на «наше все», которое у меня лично, кроме смеха, выудило из далекой памяти детскую обзывалку: «Я не Лермонтов, не Пушкин, а блатной поэт Кукушкин». А также эпизод из незабвенного фильма «Кавказская пленница», в котором переодетая во врача местной психбольницы Нина Гребешкова, отвечая на переадресованный ей шефом вопрос «Шурика» о месте нахождения прокурора, указывает на шестую палату, «где раньше Наполеон был».

Еще одним заблуждением леволиберального сознания (или проявлением его необратимого помутнения) является представление об обязанности государства служить гражданам, навеянное европейской практикой «толерантности» и обожествления «прав человека». «Человек – это звучит гордо» только «на дне», как это, забывают, и имелось в виду А.М. Горьким. Хотя бы чуть оторваться от дна может далеко не всякий человек, и для этого отрыва «неотменяемых», «изначальных» «прав» и прочего бреда абсолютно недостаточно. Здесь нужен определенный выбор из данных каждому из нас Господом, в соответствии с которым, как известно, «по делам и воздастся». А сидеть «на дне» и уповать на «гордое звучание» своих «прав», не ведая обязанностей, - дело нехитрое.

Но и оторваться от «дна» недостаточно. Теория элит Вилфреда Парето делит «оторвавшихся и воспаривших» на три категории – элита, контрэлита, антиэлита. Элита осуществляет стратегическое управление; контрэлита против нее отстраивается и, подлавливая ее на ошибках, а также на утрате ответственности (как это происходит со значительной частью российской элиты), выдвигает собственный проект с тем, чтобы сменить элиту и стать элитой самой. Антиэлита – жалкий и убогий гламур, тщащийся представить себя хоть чем-то, но способный только эпатировать публику остросюжетными событиями своей личной жизни: кто кого, извините, трахнул, с кем развелся, с кем судится за барахло, какую яхту-авианосец отгрохал, чего учудил в общественном или ином месте и  т.д. Ни на какую содержательную общественную программу антиэлита не способна; только на то, где бы «торгануть физиономией» и «срубить денег».

Но кроме гламурной антиэлиты, существует и общественно-политическая. Именно ее и составляет различного рода «общественность» право- и левозащитного толка, которой верховодят, подбрасывая ей «темы», умудренные внутриэлитные волки либерально-компрадорского пошиба. Объясню на пальцах, как это происходит. Были Гайдары с Чубайсами – открытые, убежденные враги России, ее ненавистники, ставившие своей целью целенаправленно раздавить и уничтожить в ней все русское и советское, содрать с нее живьем шкуру и воткнуть в Запад. А были эдакие стыдливо-импотентные Явлинские – «интеллигенция в стоптанных башмаках», которые, стоя в «торгашеских» коридорах на улицах и площадях 91-го года, роясь в «гайдаровских» помойках и посещая «демократические» митинги, считали себя в оппозиции происходящему, но как черт от ладана, бежали от всего советского. И именно этим – и больше ничем – были интересны и нужны дергавшим их за ниточку разрушителям гайдаро-чубайсовского пошиба. (Что хозяева у тех и других были одни и те же, а куратором - академик Шаталин, зампред секретной андроповской комиссии политбюро по экономической реформе – отдельный разговор, но ничего удивительного в том для меня лично нет).

Вы в этом антиэлитном околополитическом балагане Андурского не усматриваете, уважаемый читатель?

Ведь все эти правозащитные экзерсисы, исходящие от него насчет «гражданского общества» и «общественного контроля» над государством как раз и направлены на то, чтобы контрэлитарность как принцип подменить принципом антиэлитарности. И не дать сформироваться настоящей контрэлите, которую, на мой взгляд, сейчас потихоньку и начинает организовывать Путин, собираясь возглавить революцию сверху.

И Андурский во всем этом идет рука об руку как раз с теми, кого критикует, – с перестройщиками из властных и околовластных кругов, которым Путин мешает именно потому, что ищет им альтернативу, подготавливая разворот.

В том, что Путин действительно готовит нечто подобное, у меня лично сомнений нет. Или почти нет. Меня волнует другое: получится ли? И стараясь помочь тому, чтобы получилось, я и заостряю внимание на любых сомнительных телодвижениях не столько отъявленных врагов – страны и народа - с ними все и так ясно, сколько «друзей исподтишка», вроде Андурского или Абосзоды.

Причем, сомнений нет не только у меня. Даже куда более патентованные «антиэлитарщики», чем Андурский, например глава минкульта Мединский, никогда в любви к имперскому и советскому не замечавшийся, - и тот побежал впереди паровоза, выдавив из себя вопль Кисы Воробьянинова, что «Россия – не Европа». Что это как не попытка «приХватизировать» сложившийся тренд общественных настроений, который напрочь вышибает почву из-под грезящей «оранжевыми» эксцессами «правозащитной» и прочей «антиэлитной» публики? Ведь он идет вразрез с ее надеждами на «европейскость» и господство формального права в ущерб и вопреки традициям.

Когда «засунуть в зад европейский выбор» (вместе с его «толерантными», гражданско-общественными, право- и левозащитными ценностями) предлагал Кургинян, антиэлитники морщились, но терпели – «не наш». Когда же этим занялся Мединский, хай поднялся на всю Вселенную, самая записная антиэлитная шушера, вся из себя «креативная» такая, поднялась, заставив минкульт оправдываться тем, что «и не Азия тоже».

Итак, государство и не должно служить отдельным гражданам. Открыто говорить об этом оно конечно не может, но негосударственным политологам рот никто не закрывал. Этим я и воспользуюсь. Как учил Макиавелли, государь, провозглашающий добродетели и следующий им, теряет поддержку знати, не провозглашающий добродетелей - не понимается народом; следовательно, чтобы успешно править, государь должен добродетели провозглашать, но им не следовать.

Задача государства – обеспечивать БЕЗОПАСНОСТЬ народа, СУВЕРЕНИТЕТ и ТЕРРИТОРИАЛЬНУЮ ЦЕЛОСТНОСТЬ страны. Это – самые, что ни на есть, жизненно важные его функции, смысл его существования. Точка! Все остальное, включая «права человека» и прочую «демократическую» требуху, на мой взгляд, можно и должно приносить в жертву этим двум краеугольным столпам. Не народ спасают ценой страны, а наоборот, разумеется, ценой не всего народа, а определенной его части. Причем, делает это народ САМ и по СОБСТВЕННОЙ инициативе. Ибо понимает, что без страны, кранты и ему, ибо для него уже был написан ныне обновленный Генеральный план «Ост». И история России потому и длится более тысячелетия, что на каждого Даниила Галицкого всякий раз отыскивался Александр Невский, на Курбского - Иоанн Грозный, на Лжедмитриев – Минин и Пожарский, на Мазепу – Петр, на Сперанского – Бенкендорф, на Бенигсена – Кутузов, на Плеханова с Мартовым и «Бундом» – Ленин, на Троцкого и Власова – Сталин. От современных примеров воздержимся, хотя они имеются и не в единственном количестве.

Всякий раз, когда «креативные» пытались конвертировать свой «креатив» в личный успех, грозящий стране завершением ее истории, против них – с дубьем, вилами, ружьем, автоматом или гранатометом – поднимались простые люди, жестко указывавшие «креативным» их место. И предлагали выбор – либо эпический «угол возле…» - сами знаете чего, либо служба народу – без особых привилегий, разделяя с ним тяготы и лишения жизни и быта. Королев, Курчатов, тот же Сталин: 20 часов в сутки работы без выходных и проходных. И никаких иных интересов за рамками ДЕЛА! Россия, даже по масону Ключевскому, - «ТЯГЛОВОЕ», а не потребленческое общество и государство.

Именно за это воюют сегодня против фашистской хунты на Украине. За мир и жизнь для всех, а не только для «избранных».

Ибо таков НРАВСТВЕННЫЙ ЗАКОН РОССИЙСКОГО БЫТИЯ, и отступление от него в пользу эксклюзива для «креаклов» - гвоздь в крышку гроба России.

Не нравится? Вперед и с песней - туда, где живут по-другому, где «креатив» дает право на особость статуса и потребления. Скатертью дорога!

Как пел Вилли Токарев,

«…Мы в жизни знали много бед – делить пришлось их поровну,

И не случайно наш билет был взят в ОДНУ лишь СТОРОНУ.

Прошли нелегкие года, и можем мы гордиться:

Что в НОВОМ ДОМЕ навсегда, а СТАРЫЙ – ЗА ГРАНИЦЕЙ».

Все остальное – сопли: про «слезу ребенка», про бедного предпринимателя, которому не хватает на налоги… Что делать? На производство идти, в реальный сектор: ведь очень может статься, что у него есть диплом, скажем, инженера, и он еще не забыл впихнутые в него азы профессиональных знаний. Или в армию по контракту. Торгашей и без него в достатке – потому-то доходов и мало.

И разве Путин не сказал всего этого, но другими словами, на Совбезе, который, в противовес либеральным правительству и Старой площади единомышленников Андурского, начинает превращаться в новое политбюро?

Сказал, причем открытым текстом, поставив СУВЕРЕНИТЕТ во главу угла государственной политики.

А приоритетность суверенитета – это «А», за которым неминуемо последует «Б» - вторичность «прав человека». Собственно, это уже сказано – во фрагменте, касающемся того самого «гражданского общества», по поводу отсутствия которого Андурский размазывает по щекам слезы то ли умиления, то ли отчаяния. Цитирую Путина: «Именно от гражданского общества мы ждем действенной помощи в совершенствовании системы госуправления в сфере национальной политики и, что особенно важно, в воспитании молодых людей в духе патриотизма и ответственности за судьбу Родины».

«Андурское» гражданское общество не требуется, нужно – путинское. Чего непонятно?

Ведь что такое гражданское общество без обиняков и надоевших штампов?

Общество – как пирамида. Наверху – власть, чуть ниже – политическая элита, еще ниже – силовые структуры, далее остальные государственные иерархии. Последняя «прослойка», отделяющая верхние этажи от народа, – это как раз «гражданское общество». И это отнюдь не граждане, не будем обманываться схожей этимологией. Это – «организованные граждане» - НПО и НКО, вся их совокупность.

И весь вопрос заключается в том, КТО их организует, содержит и оплачивает, ставит задачу, задает программу. Если свое государство – получается то, о чем говорит Путин. Или что было в СССР - комсомол, например. Если это делается извне – то эти НКО и НПО, объединенные в «гражданское» якобы «общество», на самом деле составляющее не более 1-2% граждан, становится тараном по разрушению страны.

«Свое» «гражданское общество» замыкается на вертикаль, наверху у нее власть, выше – Бог; «чужое» - на горизонталь, уходящую через границы. Где ее за ниточку дергают те, кто использует это «общество» на манер бронированных армад вермахта. И об этом Путин говорит, раскрывая механизм «цветных революций»!

Обрубить ниточки, провозгласив таких «гражданских общественников» «иностранной агентурой», сиречь «пятой колонной», - и мигом поднимается проплаченный по соседним горизонталям дежурный, но хорошо отрепетированный, вой. У-у-у-у, «права человека», у-у-у-у, «демократия», у-у-у-у, «часть цивилизованного мира», у-у-у-у, педерастов забижают, а это «нетолерантно»!.. «Пропала собака…, сука…, б…, как я ненавижу эту страну!», - объявление на столбе, которое в бородатом анекдоте вешает правозащитствующий диссидент. Или переодетая снегурочкой престарелая диссидентка – не будем называть фамилий, все и так знают, о ком речь.

Ну и еще одна глупость, мимо которой не пройти, - утверждение, что партия первична по отношению к лидеру. Вашу ошибку – дай Вам, Бог, здоровья и долгих лет жизни, г-н Андурский, в о-о-очень далеком будущем, где-нибудь «там», Троцкий с Каменевым, Зиновьевым и Бухариным разъяснят. Они тоже думали, что партия – это они, а Коба – часть партии. А вышло вона как!..

Я же времени – ни читательского, ни своего – на это тратить не буду.

Так что «Молись о своих грехах, Амвросий, а все остальное – судьбы Божии», - как по преданию посоветовали свыше св. Амвросию Медиоланскому после 30-ти лет его беспрестанных молитв о земных несправедливостях.

 

Павленко Владимир Борисович – доктор политических наук, действительный член Академии геополитических проблем, специально для REX.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

Русичка
Карма: 432
28.07.2014 14:04, #20696
"Удачное сочетание противоположностей — наиболее благоприятное условие для гармонии, и то, что поначалу вызывает изумление, потом нередко выглядит совершенно естественным". / Стефан Цвейг /
Подписывайтесь на ИА REX
Белоруссия до конца года войдёт в состав РФ?
55.3% Нет
Лукашенко для России?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть