Pussy Riot - год после приговора

«Адвокаты постоянно переводили разговор из плоскости феминизма в гражданский протест. Они говорили, что мы все это сделали из-за Путина и против Путина, а это не совсем так»
21 августа 2013  22:48 Отправить по email
Печать

Участница панк-группы Pussy Riot Екатерина Самуцевич требует в судебном порядке от своего бывшего адвоката Виолетты Волковой два млн рублей компенсации морального вреда. Самуцевич считает, что адвокат распространяет не соответствующие действительности сведения оскорбительного содержания, отрицательно характеризующие ее личность, порочащие ее честь и достоинство. Я полностью согласен с Юлией Латыниной: Pussy Riot — «группа инфантильных молоденьких дур, у которых нет ни голоса, ни текста, ни умения играть». Только я, как и многие, знал об этом с самого начала, а обозреватель «Новой газеты» прозрела после интервью Екатерины Самуцевич журналу «Большой город», в котором было сказано: «Адвокаты постоянно переводили разговор из плоскости феминизма в гражданский протест. Они говорили, что мы все это сделали из-за Путина и против Путина, а это не совсем так».

Эти разборки между Pussy Riot и либералами были где-то год назад. Сегодня они перешли в другую фазу — Екатерина Самуцевич явно набралась судебного опыта, а либералы (включая адвокатов) отстаивают свою прежнюю позицию. Заключается она в том, что дело о панк-молебне в Храме Христа Спасителя — политическое. Даже несмотря на то, что сами панки так, оказывается, не считают.  Точнее, они иногда так вслух говорят. Но говорят потому, что этой риторики требует их имидж. В зале же суда политическим лозунгам не место — Екатерина Самуцевич, как ни странно, это прекрасно понимает. В отличие от ее адвокатов, с которыми она теперь судится. 

The New Times: Мне, например, очень понравилась речь адвоката Марка Фейгина в прениях, мне показалось, что она была достаточно убедительна, он объяснил суду, что никакого уголовного преступления по законам светского государства вы не совершили, по меньшей мере, можно говорить об административном правонарушении, и что речь идет о политической расправе. Е.Самуцевич Да, речь хорошая. Но вот эта часть — скорее для публики, чем для суда. А должна быть еще речь для суда, там определенный процессуальный язык должен быть и, видимо, адвокат должен и то и то включать. Лучше про политику все-таки говорить вне суда, и это мы сами делали, по-моему, неплохо. В суде что-то говорить про Путина можно, конечно, но это бессмысленно, это просто идет мимо ушей судьи.

Все дело в мотивации. Девушки не хотели садиться в тюрьму — они планировали оставаться на волне протеста, но на свободе. А перед адвокатами стоял другой выбор: делать клиентов политическими узниками или выполнять свои прямые обязанности — правовыми методами добиваться их оправдания или хотя бы условного срока, Для участниц Pussy Riot защита выбрала самый жесткий вариант.  И лишь Екатерина Самуцевич в последний момент вывернулась из цепких лап политических горе-адвокатов, так удачно распихавших было всех трех феминисток по колониям. О чем Виолетта Волкова до сих пор искренне сожалеет

Эксперт ИА REX, журналист Павел Шипилин

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Победила ли Россия Запад в гонке вакцин?
70.6% Да
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть