Ресурсные конфликты в Центральной Азии уже не миф, считают эксперты

Западные аналитики считают одной из главных проблем региона неравномерное распределение ресурсов
6 августа 2013  11:00 Отправить по email
Печать

В Конгрессе США прошли слушания о ресурсных войнах в Центральной Азии. Западные аналитики, широко изучающие реалии стран ЦА, пришли к выводу, что причин для потенциальных военных конфликтов в регионе становится всё больше, одной из главных проблем остается неравномерное распределение ресурсов в этих странах. И, несмотря на богатство некоторых из них углеводородами, проблемы с водой, возникающие у самой густонаселенной республики ЦА – Узбекистана, несут значительные риски для соседей, пишет 6 августа казахстанское издание kursiv.kz.

Нил Браун, эксперт Фонда Маршалла «Германия-США» (German Marshall Fund of the United States) говорит, что сегодня в мире идет интенсивная борьба за рынок углеводородов ЦА, особенно она обостряется между Китаем и Россией. Поднебесная использует своё географическое расположение и политическое влияние для доступа к природному газу Центральной Азии, Россия же пытается сохранить своё господство над экспортными маршрутами для центральноазиатской нефти и газа в целях поддержания политического влияния в регионе и в Европе.

«Мировые запасы нефти и рынок природного газа претерпели фундаментальные структурные сдвиги в последние годы. Рост спроса в первую очередь сосредоточен в развивающихся странах, особенно в Китае, Индии и на Ближнем Востоке, что заставляет Китай, в частности, проводить интервенцию на рынки ЦА. Богатые ресурсами страны Центральной Азии зависят от транзитных маршрутов своего газа через Россию, при этом нельзя забывать, что спрос на голубое топливо Центральной и Восточной Европы и Балтии практически на 100% покрывается за счёт импорта российского газа. Это делает уязвимыми и страны ЦА, и зависимые от маршрутных поставок страны Европы, также имеет негативные последствия на ценообразование. Так как Россия одаривает дешевым газом своих друзей в Европе и взвинчивает цены для своих конкурентов, при этом сам рынок газа работает не по экономическим, а по политическим законам. И это - потенциальная угроза для тех стран ЦА, которые имеют значительные запасы газа и вынуждены зависеть от Кремля», - отмечает Нил Браун.

Эксперт говорит, что чрезмерная зависимость от России, в свете экономической слабости практически всех стран региона, порождает ряд внутренних противоречий и имеет потенциал для конфликта между странами ЦА, которые находятся в фарватере интересов Москвы. Он напомнил, что США пытаются восстановить баланс энергетической геополитики в регионе, путем обеспечения диверсификации маршрутов поставки нефти и газа для экспортеров из ЦА и Кавказа и для европейских импортеров. При этом Браун считает, что Запад, в отличие от Китая, который может просто оплатить строительство новых трубопроводов, полагается на частные инвестиции и возможности дипломатии.

Эд Чоу, специалист по энергетике при Центре стратегических и международных исследований (Center for Strategic and International Studies), более 20 лет изучает процессы в регионе. Он отметил, что работал в компании Chevron, которая была одной из первых западных компаний, которая пришла на местный рынок, и помогал Казахстану в подписании учредительного договора по месторождению Тенгиз в мае 1992 года в Вашингтоне. Он считает, что с тех пор ситуация в ЦА значительно изменилась, если раньше регион мало кто воспринимал всерьёз, то сейчас теория «Большой игры» ведущих мировых игроков здесь переходит в практическую плоскость, что может обострить внутреннюю ситуацию в ЦА.

Энергия роста региона во многом лежит в области природного газа, в распоряжении Центральной Азии - более 11% мировых доказанных запасов газа, которые, в основном, сосредоточены в Туркмении, остающимся достаточно опасным местом, в отличие от Казахстана и Азербайджана, в области привлечения иностранных инвестиций. Регион в настоящее время производит менее 5% мировых поставок газа, так что есть огромный потенциал роста, вместе с тем, он может сопровождаться столкновением интересов крупных игроков, что будет нести и негативные последствия.

«Особую роль в росте напряжённости в регионе может играть Китай, который будет сосредоточивать свое внимание на ЦА, а также проводить как внешнюю, так и внутреннюю экспансию в регион, может обостриться территориальная проблема, так как стране не хватает своей территории для размещения граждан. Китай уделяет особое внимание развитию нефтепроводов из Западного Казахстана и газопроводов из Туркмении через Узбекистан и Казахстан в Китай. Сегодня Поднебесная почти заменила Россию как крупнейший импортёр туркменского газа. Следующим растущим источником конкуренции для Центральной Азии является столкновение Индии и КНР за рынок нефти в ЦА, но местные авторитарные власти пытаются получить максимальные выгоды от этих процессов, не задумываясь, что могут попасть в кабалу от заинтересованных стран», - говорит Эд Чоу.

Курбан Ювшанов, аналитик, эксперт по центральноазиатской проблематике, отмечает, что на слушаниях в США особую роль занимал вопрос о равномерном распределении воды в регионе. Так как даже пример недавнего напряжения между Казахстаном и Киргизией из-за перекрытия канала «Быстроток» свидетельствует о том, что, как только страны, расположенные в верховьях течения трансграничных рек, начнут обзаводиться собственными ГЭС, водный баланс может быть нарушен. Более того, у стран верховья – Таджикистана и Киргизии - появляется прямая возможность шантажа своих соседей. О потенциальной войне из-за воды в Центральной Азии говорят всё чаще, подчеркнул он.

«Первые тревожные сигналы мы уже имеем. История с Кыргызстаном, несмотря на, казалось бы, свою локальность, показывает, что этот вопрос будет обостряться и в первую очередь, потому, что крестьянам просто нечем будет поливать свои земли. Ведь, в случае с недавним инцидентом, жители Жамбыльской области просто не смогли поливать около 4000 гектаров земель, то есть встал вопрос о выживании тысяч людей, живущих за счёт натурального хозяйства. Но, в РК ситуация более контролируемая, а если мы говорим об Узбекистане, где 60% населения живут в сельской местности, и перекрытие Таджикистаном воды, после строительства Рогунской ГЭС поставит вопрос о выживании миллионов граждан этой страны. К тому же такие сложные вопросы легко переводить на уровень межнационального напряжения, что может быть выгодно как некоторым политикам, внутри региона, так и внешним акторам», - сказал Ювшанов.

Ян Харфст из регионального бюро по Европе и странам СНГ Программы развития ООН отмечал по этому поводу во время прошедших в Вашингтоне слушаний по проблемам водного баланса в ЦА, что все возникающие трения реально могут способствовать быстрому нагнетанию напряженности в регионе.

«Происходящее сейчас является «челночной дипломатией», в рамках которой заинтересованные стороны работают в плотном взаимодействии не только с Узбекистаном и Таджикистаном, но и со всеми государствами региона, а также с Китаем и с Россией в целях ослабления возникшей водной напряженности. Одной из испробованных нами мер стала попытка убедить Казахстан взять на себя гораздо более активную посредническую роль между остальными странами по водному вопросу», - отмечал Харфст.

Американский конгрессмен Дан Рарабахер считает, что особый порох в регионе Центральной Азии заложен в самой системе несменяемости власти, усилении репрессивных тенденций. Это, в свою очередь, при возрастании конкуренции на мировых рынках за минерально-энергетические ресурсы может способствовать значительному осложнению в ЦА, так как в регионе открываются новые источники ресурсов, которых может на всех не хватить.

Эд Чоу говорит, что главной проблемой ЦА сегодня является даже не столько конкуренция между Китаем, Россией, Индией и США за местный рынок углеводородов, сколько внутренняя водная проблема.

«Наблюдая за природой конкуренции за ресурсы и оценки его последствий для западной политики в этом регионе, остаётся отметить, что пока вопрос управления водными ресурсами, скорее всего, приведет к прямому конфликту, чем конкуренция на рынке нефти и газа», - замечает Чоу.

Ещё одна проблема, на которую указали специалисты, и которая опосредованно связана с водой, вернее, с акваторией Каспийского моря, споры вокруг которого приобретают всё более жёсткий характер.

Нил Браун отмечает, что, так или иначе, справедливый раздел богатого энергетическими ресурсами дна Каспия затрагивает ЦА, так как в нём заинтересованы как Казахстан, так и Туркмения, правда, каждый в справедливый раздел вкладывает нечто своё. Особую напряжённость этот вопрос вызывает между Ашхабадом и Баку, что зачастую приводит к выражению дипломатического недовольства.

Среди других проблем в области ресурсов эксперты выделили проблемы с обеспечением электроэнергией, и постоянные трения между странами в области энергетической тарифной политики, так как государства, не обладающие источниками энергии, считают, что соседи продают им её слишком дорого. При этом развал Объединенной энегосистемы региона, по сути, привел к тому, что южные регионы Узбекистана и Киргизии в зимнее время остаются без электроэнергии, что увеличивает рост социального недовольства в этих странах.

Однако, по словам Эда Чоу, пока Запад слишком преувеличивает потенциал для конфликта в ЦА, так как большинство стран региона включены в общие интеграционные процессы и входят в одни и те же военные блоки, что в значительной степени минимизирует возможность реального вооружённого столкновения между ними.

Напомним, год назад президент Узбекистана, находясь с визитом в Каззахстане, отметил, что доступ к водным ресурсам модет стать причиной вооружённых конфликтов в Центральной Азии. Своим выступлением Ислам Каримов, по сути, инициировал мировую дискуссию по этому вопросу.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
В случае объявления всеобщей мобилизации
С началом 2023 года следует ожидать на Украине
83.9% увеличения интенсивности боевых действий и вовлечённости сопредельных государств в военный конфликт
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть