Для Афганистана есть только один путь – конфедерация

Фактическое разделение страны на север и юг нельзя игнорировать, уверен директор Центра исследований Афганистана во Франкфурте-на-Майне
26 мая 2013  12:27 Отправить по email
Печать

Афганский кризис с каждым днём ​​усугубляется и вызывает озабоченность не только международного сообщества, но и жителей Афганистана и сопредельных стран. Афганистан, находящийся на передней линии фронта в глобальном противостоянии, в непосредственной близости от стратегических запасов урана в Казахстане и Узбекистане, рядом с двумя крупными месторождениями энергоносителей в Персидском заливе и на Каспии, оказывается более уязвимым, чем другие станы, перед риском дестабилизации, считает директор Центра исследований Афганистана во Франкфурте-на-Майне Азиз Арианфар.

Нынешнюю ситуацию в Афганистане следует рассматривать в контексте современного регионального и глобального кризисов. Отношения между США с Россией, Китаем, Ираном, Пакистаном с каждым днём осложняются или ухудшаются. И это не даёт поводов для оптимизма.

Сам же Афганистан оказывается в зоне столкновений интересов на трёх уровнях:

1) глобальном - между НАТО, Россией и Китаем;

2) региональном - между  Индией и Пакистаном, с одной стороны,  и Ираном, арабским миром и Турцей, с другой;

3) внутреннем, где в свою очередь можно выделить несколько очагов напряженности: межэтническое вооружённое противостояние между силами северного альянса и пуштунскими экстремистами (талибы, Хезб-е ислами, группировки Хакани), бескомпромиссная на нынешнем этапе политическая борьба между ними; внутрипуштунское противостояние исламских экстремистов, фундаменталистов и ультранационалистов (пуштуны составляют примерно треть жителей страны).

Понятно, что следует найти формулу, которая позволила бы обеспечить баланс интересов всех этих сил - и внутренних, и внешних. В этой связи возможными представляются два варианта: возврат к Женевским мирным соглашениям или продолжение конфронтации. Но в любом случае, решение остается за США как ведущим игроком на афганском направлении.

Первый вариант предполагает нахождение компромисса между НАТО и ШОС путём проведения под эгидой ООН представительной международной конференции. Совбезу ООН в этом случае следует восстановить нейтральный статус Афганистана. Если вместо соперничества великие и региональные державы начнут сотрудничать по афганскому вопросу, вместе они смогут решить многие проблемы этой страны. В частности, тогда можно будет провести лойя джиргу («большой совет» - всеафганский совет старейшин – прим.ред.), внести изменения в Конституцию, чтобы все жители Афганистана получили представительство в органах государственной власти, которая сегодня монополизирована пуштунами. Тогда, конечно, ситуация будет выглядеть по-другому. К примеру, во времена Наджибуллы президент был пуштун, премьер-министр - таджик, а четыре вице-президента представляли разные народы, проживающие в Афганистане - узбеков, хазарейцев, туркмен и так далее.

А самое главное - Афганистан был разделён на семь-восемь зон. Местные органы власти были выборными, каждая провинция избирала себе губернатора, мэра города и руководителей в уездах и т.д.

Сейчас все назначения происходят из Кабула, и обычно в провинции приезжают люди со стороны, не знающие местной специфики, что значительно осложняет ситуацию.

Если американцы не выберут мирный вариант, то будут вынуждены пойти по одному из двух путей:

1) подписать договор о военном сотрудничестве с Карзаем взамен на приход к власти его брата. Однако, этот вариант чреват несколькими проблемами. Прежде всего, избрание этого президента возможно только путем фальсификации выборов, поскольку рейтинг Карзая среди населения северного Афганистана (а это около 65 % населения), резко упал из-за проводимой им политики пуштунизации страны. Фальсификация же выборов неизбежно приведёт к массовым беспорядкам и вооруженным столкновениям. Выборы вызовут недовольство Пакистана, который не потерпит формирования в Кабуле ультранационалистического правительства. Особенно после подписание договора о стратегическом сотрудничестве с Индией и заявления Карзая о непризнании линии Диоранда. В итоге следует ожидать активизации деятельности талибов.

2) договориться с Пакистаном и согласиться на приход талибов к власти. Реализация этого варианта столкнётся с рядом препятствий. Жители северного Афганистана ни при каких обстоятельствах не будут голосовать за "Талибан". Кроме того, этот вариант вызовет яростное сопротивление России, Ирана и стран Средней Азии. В условиях сокращения американского военного присутствия в Афганистане до 10-20 тысяч человек, войска антитеррористической коалиции полностью утратят контроль над страной. Они и сейчас не чувствуют себя уверенно за пределами больших городов, как и в своё время советские войска, а юг и восток фактически находятся под властью талибов. О том, что для России, Индии и Ирана приход талибов весьма опасен, и говорить не приходится.

Следует также отметить, что и сами талибы весьма неоднородны. В их рядах присутствует несколько группировок, за которыми стоят разные силы. Поэтому было бы ошибкой предполагать, что талибы смогут занять весь Афганистан, как это было в 90-х годах прошлого века.

Если талибы приходят на север при помощи США – это один сценарий, а если при содействии арабских стран (Саудовская Аравия или Катар) – это второй сценарий, а если при помощи Китая, который поддерживает Пакистан, расстановка сил будет совершенно иная. Можно с уверенностью сказать только одно: на этот раз северяне будут отчаянно защищать свои территории и всё, что было там достигнуто за последние 30 лет.

И при любом сценарии это может иметь негативные последствия для всего региона.

Уже сейчас слышны лозунги об освобождении Бухары и Самарканда от неверных. Поэтому экспорт нестабильности в страны Средней Азии неизбежен. Причем за каждым из подобных проектов стоят огромные средства, что может вызвать весьма серьёзные последствия.

Что касается внутриафганской ситуаций, я считаю, что на данном этапе создания федерации в Афганистане не произойдет, хотя американцам этот вариант представляется весьма желательным. Вместе с тем сейчас этапе я не вижу другого выхода для Афганистана, кроме конфедерации. Потому что у талибов свои ценности, традиции, культура поведения, они имеют очень мало общего с тем, что принято на севере. Это две совершенно разные, даже антагонистические, идеологии. Поэтому я считаю конфедерацию Афганистана неизбежной, независимо от того, остаются американцы или уходят. Может быть, это разделение будет временным и продлится 10, 20, 40 лет. В конце концов будет создан единый Афганистан, но пока де-факто разделение существует и игнорировать его не получится. Мировое сообщество вряд ли признает такое решение проблемы, много противников будет у него и среди дителей Афганистана, но лично я пока другого выхода не вижу. Это вынужденная мера.

Со временем консенсус может быть достигнут, тогда ситуация улучшится, и станет возможным создание единого Афганистана с централизованным правительством. Попытка же примирить диаметрально противоположные силы с большой долей вероятности приведёт к росту напряженности и новым столкновениям.

Как показывает история Афганистана, в этой стране невозможно создание сильного центрального правительства, потому что внутренние ресурсы не позволяют содержать мощную централизованную систему власти и регулярные войска.

Если талибы придут к власти, Афганистан и страны региона столкнулся со следующими угрозами:

  • усиление экстремизма, терроризма, религиозного фундаментализма и радикализма;
  • повышение политической нестабильности в регионе;
  • разделение Афганистана на несколько частей;
  • рост производства наркотиков;
  • усиление бедности;
  • свертывание демократических процессов, сокращение свободы слова и прав женщин;
  • нарастание конфликтов на этнической и религиозной почве;
  • увеличение потока беженцев в соседние страны.

Пока ясно одно – нынешняя стратегия США в отношении Афганистана и региона в целом зашла в тупик. Несмотря на многомиллиардные расходы США, не добились ни одной из стратегических целей, среди которых были:

  • проект «Большого Среднего Востока» и проект«Большой Средней Азий» в рамках которых предусматривались - смена режимов в Пакистане и Иране, укрепление позиций марионеточного режима в Кабуле, недопущение выхода Китая через Пакистан в Персидский залив,
  • дестабилизация обстановки в Центральной Азии,
  • реализация таких амбициозных проектов как "Набукко", "Трасека", ТАПИ, строительство железной дороги «Гвадар-Кушка».

Напротив, США погрязли в болоте бесконечных войн "на износ".  Если в ближайшем будущем не произойдут какие-нибудь коренные изменения в стратегии США на глобальном и региональном уровнях, особенно по афганскому направлению, то ситуация в Афганистане после 2014 года будет только ухудшаться и осложняться, а стратегический провал Америки в Афганистане и в целом в Центральной Азии будет неизбежным.

В нынешних условиях мир и стабильность в регионе может обеспечить только восстановление нейтрального статуса Афганистана, подписание при посредничестве и под гарантии ООН договора между Афганистаном и Пакистаном, который содержал бы три основных пункта: невмешательство во внутренние дела друг друга, ненападение, отсутствие территориальных претензий. К сожалению, в нынешних условиях такой исход событий не представляется возможным, и есть все основания полагать, что кризис будет только углубляться.

 И здесь принципиально важным становится фактор Пакистана. Исламабад умело маневрирует между Китаем и США. С одной стороны, он получает деньги от Пекина для того, чтобы вытеснить американцев из Афганистана, а с другой стороны – взимает дань с Вашингтона для того, чтобы помочь американцам задержаться в Афганистане.

 Стратегия Пакистана в отношении Афганистана на сто восемьдесят градусов отличается от стратегии США в этой стране. Пакистанская политика направлена на создание конфедерации с Афганистаном. В свою очередь, американцы хотят иметь в Кабуле марионеточное правительство, которое прислушивалось бы к их командам, и при помощи которого можно было бы контролировать Пакистан и соседние с Афганистаном страны.

 Относительно возможных переговоров необходимо отметить следующее. Ясно, что переговорный процесс с талибами на нынешнем этапе, как и ожидалось, полностью зашёл в тупик. Однако нельзя исключать возможности прихода части талибов в афганское правительство в качестве «пятой колонны» Пакистана. Но после 2014 года, как только американцы почувствуют, что Кабул неизбежно падёт, то непосредственно путём сделок с Пакистаном могут оставить этот город талибам (Пакистану). При этом неизбежно создание при содействии Саудовской Аравии и Катара религиозной смешанной структуры правительства, состоящей из талибов и некоторых мулл из северных провинций. Однако при этом американцы останутся в северных и западных провинциях.

Тем не менее, война вдоль границ северных и южных провинций будет продолжаться. С падением юга и востока Афганистана, перехода этих частей страны к талибам и Пакистану, мировая торговля наркотиками и терроризм окажутся под эксклюзивным, монопольным контролем Пакистана, что серьёзнейшим образом повредит международной безопасности. Ясно, что США могут с большими затратами ещё долгое время оставаться на севере и западе Афганистана.

Азиз Арианфар, специально для ИА REX

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Подписывайтесь на ИА REX
Считаете ли Вы, что Российская Федерация является:
49.1% Наследницей Российской Империи.
Ровно 448 лет назад в 1572 году Иван Грозный одержал ВЕЛИЧАЙШУЮ победу над Ордой в битве при Молодях. Знаете ли Вы об этой исторической Победе РУССКОГО народа?
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть