Почему Владимир Путин боится распада Украины

Земли, «пришитые» русскими царями и советскими вождями к исторической части Украины, Надднепрянщине, держались на том, что Украина входила в состав единой страны.
4 января 2013  15:21 Отправить по email
Печать

Под самый Новый год влиятельный киевский еженедельник «Зеркало недели» выступил с обзорной статьей, посвященной проблеме сепаратизма.

«В последние годы его причиной становятся экономическая стагнация и неравномерное развитие различных регионов, неспособность центральных правительств держать региональные элиты в узде, - сообщало издание. - 2012 год особенно ярко продемонстрировал феномен так называемого «экономического эгоизма». На пространстве СНГ «горячими точками» сепаратизма, способными вспыхнуть, «Зеркало недели» назвало Молдавию, Нагорных Карабах, а также ряд российских регионов. Украина осталась за скобками. И это странно. Ведь 2012 год показал, что Киеву есть о чем тревожиться, размышляя о будущности единой страны.

Так, знаковые потрясения произошли после одобрения Верховной Радой закона «Об основах государственной языковой политики». После того несколько западноукраинских областных и городских советов признали недействительным на своих территориях действие этого закона. Парад «языковых суверенитетов» прокатился по Львовщине, Ивано-Франковщине, Тернопольщине. Депутаты открыто выказали неповиновение центральной власти, нарушили единство законодательного пространства. И Киев утерся.

Протесты прокуратуры, как показала практика, не имели никакого эффекта. Напротив, в результате резко увеличилась поддержка шовинистической партии «Свобода», которая получила неожиданно высокий процент голосов избирателей в ходе выборов Верховной Рады в октябре прошлого года.

Нисколько не ослабевают сепаратистские настроения на Галичине. Более того, они начинают выходить на новый уровень, обрастая такими интеллектуальными смыслами, противостоять которым официальной пропаганде становится трудно. Львов начинает вырабатывать альтернативную Киеву концепцию украинства, иначе говоря, это битва городской культуры против хуторской. Во Львове работает дискуссионный клуб «Митуса», формирующий идеи уникальности Галиции и целесообразности создания одноименной автономии. По словам соучредителя клуба и главного идеолога Владимира Павлива, «20-летие унитарного государства показало, что ситуация становится все хуже, происходит деградация регионов и населения. Поэтому, возможно, нужно искать выход в федеративном устройстве. Если не работает унитарное - надо попробовать федеративное. В Западной Европе классические аналоги - ФРГ и Швейцария. Прекрасным примером могла бы быть Чехословакия, когда разделилась на два государства».

Продолжают бороться за свою автономию мужественные русины во главе с протоиереем Димитрием Сидором. Русинское движение выступает за самоидентификацию своего народа, населяющего Закарпатскую область. Сам отец Димитрий был осужден украинским судом по обвинению в сепаратизме. «Мы бы хотели, чтобы Европа поставила перед Украиной вопрос, что она занимается 20 лет этноцидом, что даже хуже, чем злостный геноцид. И тогда против Украины могут появиться новые санкции, – заявил русинский лидер. - Меня осудили, и приказал судья: я не русин, я украинец! Вдумайтесь, украинский суд мне назначил национальность! Это катастрофа. И сказал мне: «Будете называться русином, будете дальше говорить про автономию – через два года мы вас посадим в тюрьму».

Так что не все так просто с украинской государственностью. Она сравнительно молода по сравнению с российской, в этом году со дня принятия Украинской центральной радой IV Универсала в январе 1918 ей исполняется 95 лет. Но даже если просто сравнивать пути становления украинской и российской государственности, то прослеживается принципиальное различие. Если Москва завоевывала свою независимость, преумножала земли через волевые поступки, собственную инициативу, где мечом, а где и словом, то Киев как в 1918, так и в 1991 все получил даром. Более того, и в первом, и во втором случае не сами украинцы, не сама Украина, но за ее пределами принимались решения по созданию независимого государства.

Напомним, что первый украинский президент Михаил Грушевского, которого так почитают в Киеве, первоначально нисколько не желал отделения от России. Как указывает в этой связи историк Наталья Полонская-Василенко, «первые месяцы после революции стремления украинских деятелей всех партий ограничивались автономией Украины в федеративной российском государстве. Против самостоятельности выступал сам глава Украинской центральной рады Михаил  Грушевский – в разговорах с представителями левых партий, а больше всего в брошюрах. «У украинцев нет намерения отрывать Украину от России, - писал он, - они хотят пребывать в добровольной и свободной связи с ней». А избранный в мае 1917 главой 1-го Украинского Войскового съезда социал-демократ Симон Петлюра в своей речи сказал, что «не нужно… отделять судьбу Украины от судьбы России».

Принимая в ноябре 1917 года III Универсал, которым Украинская центральная рада провозглашала создание Украинской народной республики, лидеры УЦР провозглашали тем, что «не отделяясь от республики Российской и сохраняя ее целостность, мы твердо станем на нашей земле, чтобы силами нашими помочь всей России, чтобы вся республика Российская стала федерацией равных и свободных народов». Так кто же тогда «сделал» Украину независимым государством? Ответим словами украинского публициста Сергея Грабовского: «Как бы мы сейчас ни относились к Льву Троцкому, именно он от имени «красной» России без согласования с ЦК РСДРП(б) на переговорах в Бресте признал 28 декабря 1917 года право Украинской народной республики самостоятельно действовать на международной арене. Это было фактическое признание независимости УНР — осуществленное раньше, чем эту независимость провозгласили ее собственные лидеры».

Зимой 1918 года Украину вытолкнула в самостоятельное плавание Москва вкупе со странами Четверного союза. Причем, представители Четверного союза, фактически, пошли вслед за Львом Троцким. Ведь еще 20 декабря 1917 года, пишет доктор исторических наук Ирина Михутина, прозвучало выступление статс-секретаря ведомства иностранных дел Германии Рихарда фон Кюльмана, которое было сформулировано так, чтобы исключить какие-либо обвинения во вмешательстве во внутренние дела России, ибо федералистские декларации Украинской народной республики не позволяли считать ее полностью самостоятельным государством. «Императорское правительство намерено признать независимость Финляндии и Украины лишь в том случае, если такое признание последует со стороны русского правительства», – заявил фон Кюльман.

Продержалась Украинская народная республика недолго. Но успела наделать глупостей. Первая – отказалась от федерализма в пользу централизации. Вторая – поспешила предъявить претензии на земли, ей не принадлежащие, от части Минской и Гродненской губернии до Дона. Последнее особенно занятно. Ведь если посмотреть на современную Украину, то в ее составе оказались территории, которые не она взяла, а были ей даны. Это и Новороссия с Крымом, которые для России завоевывали блистательный князь Григорий Потемкин и императрица Екатерина II. Это и сталинские приобретения - Галичина, побывавшая за несколько веков то в Речи Посполитой, то в Австро-Венгерской империи, то в Польше, а также Буковина, полученная от Румынии.

Земли, «пришитые» русскими царями и советскими вождями к исторической части Украины, Надднепрянщине, держались на том, что Украина входила в состав единой страны. Это и гарантировало безопасность и нерушимость границ. Но в декабре 1991 года Москва вновь вытолкнула Киев в опасное «вольное плавание». Сегодня наступает время осмысления новых парадигм исторического развития наших стран. И вновь актуально звучат пророческие слова основоположника украинской науки, академика Владимира Вернадского, который писал в апреле 1917 года из Полтавы: «Приходится  собирать  Россию по  частям  - как помню как-то говорил и Церетели, и на заседании у С[офьи] Владимировны! Я, может быть, в качестве отвлеченного по характеру человека - полагаю даже, что может создаться нечто большее, чем Российская империя - начало Европейской конфедерации». Европейская конфедерация по Вернадскому в наши дни оборачивается Евразийским союзом. Долго ли продержится Киев на эксплуатации своей «многовекторной политики»? Исторический опыт показывает, что эта «многовекторность» обычно заканчивается для Украины не самым лучшим образом. Как бы не пришлось собирать ее заново по кусочкам.

 

Станислав Стремидловский - политолог, главный редактор газеты «Цена вопроса», специально для ИА REX

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в LiveJournal.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (1):

Владимир
Карма: 15
05.01.2013 16:56, #4688
Ай, фантазер!
(1)
Так как коммунистический подход к равноправию народов и их праву на САМООПРЕДЕЛЕНИЕ - это теперь "не наши методы", я ограничусь только констатацией того факта, что автор, вроде, даже как-то снимает с народа Украины ответственность за все содеянное - это не он, это за него, его здесь даже и не было.
(2)
"Долго ли продержится Киев на эксплуатации своей «многовекторной политики»?" - это что-то! А не находит ли достопочтенный эксперт, что сейчас вопрос состоит уже не в сохранении "многовекторности", а в том, не войдет ли Украина в "братскую семью европейских народов" для экономического (сначала), а потом и военного противостояния РФ?
(3)
Не находит ли также достопочтенный эксперт, что "опасаться распада Украины" следует не ВВП, а киевлянам, которые останутся на неприятельской территории? Путину-то чего бояться - из мелких легче будет веревки вить, - разделяй и властвуй, если хочешь.
Подписывайтесь на ИА REX
Поддерживаете ли Вы проведение парада Победы 24 июня?
71.7% Да
Считаете ли Вы, что Российская Федерация является:
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть