Помощь СССР Китаю. Проблема Синьцзяна

10 июля 2024  04:30 Отправить по email
Печать

Уже через неделю после начала войны глава правительства республики обратился к послу Советского Союза с просьбой об оказании военной помощи. Вскоре эта просьба была продублирована через посла Китая в Москве. С самого начала Чан Кай-ши просил прислать 350 самолетов, 200 танков, 256 тяжелых орудий, и, кроме того, ему нужны были пилоты и инструкторы. На просьбу был дан положительный ответ. В годы войны с Японией Китай стал крупнейшим получателем советского оружия наряду с Испанией. Поставки были чрезвычайно сложны. Китайские ВМФ практически сразу же были уничтожены. Японский флот блокировал побережье Китая. Единственная часть границы с СССР — в Средней Азии — была чрезвычайно проблемной. Она примыкала к Синьцзяну, «новой границе» или к Джунгарии и Кашгару.

Это была крайне сложная местность с малочисленным населением — между горными плато были зажаты равнины с земледельцами, с юга к ним примыкали населенные кочевниками пустыни и полупустыни, в которых встречались небольшие плодородные оазисы. Основные группы населения к началу 1930-х — уйгуры (2,4 млн. чел., 60%), китайцы (480 тыс., 12%), монголы (350 тыс., 8,7%), казахи (310 тыс., 7,7%), этнические китайцы-мусульмане — дунганы (240 тыс., 6%). Джунгария и Кашгар были завоеваны Маньчжурами в 1758-1759 гг. Завоевание сопровождалось массовой резней джунгаров и калмыков, жертвы были колоссальными. С XVIII века здесь неоднократно происходили восстания против власти Пекина. Продолжались они и в XIX веке — в 1826 и 1827, 1830, 1845. Все они были исключительно кровавыми и подавлялись чрезвычайно жестоким образом, после чего власть Китая в крае усиливалась.

В мае 1857 г. часть Кашгара охватило новое восстание против Маньчжурского владычества. После его подавления в августе 1857 г. казни продолжались вплоть до августа 1858 г. В 1862 г. в Синьцзяне началось очередное восстание мусульманского населения против цинских властей. На помощь восставшим вскоре пришли кочевники-киргизы, которые также попытались установить свою власть. В результате войны, которая длилась с перерывами несколько лет, Маньчжурские войска были разбиты и изгнаны, китайское население подверглось массовой резне, жертвами которой стало около 175 тыс. чел. В 1874 году Китай начал подготовку к подавлению восстания в Синьцзяне. 2 августа 1876 г. китайская армия добилась значительного успеха — перед ней капитулировал Урумчи, пленные были вырезаны. Вскоре, несмотря на упорное сопротивление, пал Манас. В 1877-1878 гг. Китай сумел подавить восстание в Синьцзяне.

До 1912 года обстановка в регионе была относительно стабильной, но революции в Китае, а затем и в России не могли не повлиять и на этот край. Волнения происходили почти постоянно: в 1928 году поднялись дунганы, местные власти не смогли подавить движение, и оно стало расширяться; в 1931 году восстали уйгуры, опять началась резня китайцев. У этих двух восстаний были разные руководители, которые попытались объединиться, но не преуспели в этом. Тем не менее они всё же сумели поставить под вопрос контроль китайских властей над Синьцзяном. Глава дунган Ма Чжун-ин начал получать помощь зарубежных стран. Японские политики в этот момент начали декларировать необходимость возглавить антиколониальную борьбу исламских народов. Дело пошло дальше идеологической борьбы. Для работы в Центральной Азии в Японию был приглашен принц свергнутой династии Османов Абдул-Керим. В Токио на него возлагались особые надежды на случай войны с СССР. Впрочем, это сотрудничество не было длительным — оно решительно не понравилось властям Турецкой республики, успехов начинания принца не принесли, а в 1935 году он умер.

Появление турецких, английских и японских инструкторов весьма обеспокоило Москву относительно перспектив победы восставших для советской Средней Азии. На Советский Союз приходилось до 80% торгового оборота Синьцзяна, и в любом случае Москве не могло быть безразлично развитие событий в этой пограничной территории. Необходимо было решить вопрос о том, насколько дружественно СССР начавшееся движение. В случае положительного ответа рассматривалась даже возможность продажи оружия повстанцам. В небольшом объеме она была проведена летом 1932 г. Но после долгих колебаний Советское правительство решило все же поддержать китайцев. Было принято решение о неприемлемости поддержки лозунгов и политики отделения Синьцзяна от Китая, о поддержке Урумчинского правительства и автономии, в том числе в борьбе против Ма Чжун-ина, о мерах по развитию советской торговли в регионе и т.п. Прежде всего сюда были переброшены китайские войска из Маньчжурии, которые перешли границу и были интернированы в начале декабря 1932 года.

В 1933 году Чан Кай-ши назначил губернатором Синьцзяна генерала Шэн Ши-цая, который управлял территорией вместе с местной феодальной верхушкой. Его подчинение Нанкину было номинальным, фактически это была самостоятельная республика, территория которой превышала территории Франции, Германии и Италии, вместе взятых. Немаловажное значение имел и тот факт, что контроль губернатора над территорией не был полным. В ноябре 1933 г. восставшие провозгласили Тюркскую Исламскую республику Восточный Туркестан и обратились за помощью к Турции и Великобритании. В конечном итоге Москва пошла на вмешательство: восстание было подавлено при помощи советских войск — т.н. Алтайской добровольческой армией, составленной из войск Красной армии и отрядов белоэмигрантов (таковых в Синьцзяне насчитывалось около 18 тыс. чел., и часть из них уже была призвана китайскими властями для обороны городов), которым за участие в боях было обещано советское гражданство. Лидер повстанцев бежал в СССР, где был интернирован, на просьбы китайских властей выдать беженца последовал отказ. Отношения Шэн Ши-цая с Чан Кай-ши улучшились только после начала войны с Японией.

В 1934-1937 годах сотрудничество с Шэном позволило Советскому правительству развернуть торговлю с Синьцзяном, геологическую разведку его природных богатств с целью совместного их использования (олова, вольфрама, молибдена, золота, нефти). В апреле 1937 года в Синьцзяне началось новое восстание, и после начала японо-китайской войны в дело опять вмешались советские военные — 16-я узбекская горно-кавалерийская дивизия и части НКВД. Вмешательство не было открытым — бойцы переодевались в китайскую форму, техника перекрашивалась, на нее наносились китайские опознавательные знаки. К сентябрю 1937 года восстание было подавлено. Через год губернатор провинции посетил Москву, где с ним встретились Сталин и Молотов. После того, как Шэн заявил о желании вступить в партию, его приняли в ВКП (б). Конечно, это была всего лишь игра, но она позволила использовать местные власти в Синьцзяне для поддержки китайских коммунистов на фоне укрепления сотрудничества с правительством Чан Кай-ши.

Это соответствовало расчетам президента Китайской республики. Он поначалу явно пытался избежать полномасштабного конфликта с Японией, рассчитывая на то, что настоящей целью Японии является столкновение с СССР. Советский полпред в Китае докладывал: «Ставка на японо-советскую войну остается у Чан Кай-ши по-прежнему идеей фикс. В недавнем разговоре с т. Лепиным[1] он опять высказал мнение, что с японской точки зрения основной проблемой является не китайская, а советская проблема. Этим объясняется пассивность Чан Кай-ши в переговорах с нами, и в этом заключается основная ошибка его внешней политики, так как, каковы бы ни были теоретические установки японских политиков, при принятии реальных решений они должны руководствоваться практическими соображениями: они не могут не учитывать роста мощи нашей Красной Армии, с одной стороны, и, с другой, почти полную незащищенность северных провинций Китая».

19 июля глава МИД Китая по поручению Чан Кай-ши сделал предложение советскому полпреду в Китае заключить советско-китайский договор о взаимной помощи. Это предложение не было принято, зато уже 21 августа 1937 года Советский Союз и Китай подписали договор о ненападении. Обе стороны договорились в случае войны с третьим государством воздерживаться от действий или соглашений, которые вели бы к невыгоде стороны, подвергшейся агрессии. Вместе с подписанием договора была достигнута и договоренность о предоставлении кредита Китаю в 500 млн. долларов США в течение нескольких лет. Поставки оружия начались уже в октябре 1937 года, хотя первая часть кредита была предоставлена позже, в марте следующего года. 1 марта 1938 года СССР и Китай подписали межправительственное соглашение. Первая часть кредита составила 50 млн. долларов, которые Китай должен был вернуть в течение 5 лет, начиная с 31 октября 1938 года под 3% годовых (Ст. 2).

Договор с СССР вызвал значительный подъем духа в Китае и привел к временному изменению политики Чан Кай-ши. Он начал сближаться с коммунистами и 23 сентября 1937 года подписал соглашение с КПК о едином антияпонском фронте. По соглашению 1 марта 1938 г., Советский Союз брал на себя все расходы по доставке заказанных товаров к границе, оттуда оплачивал и обеспечивал их перевозку Китай (Ст. 7). Китайская сторона предложила дорогу через Читу на Улан-Батор и далее через пустыню Гоби, но советская сторона предпочла Синьцзян. Полпред в Китае бывший вице-консул в Урумчи комбриг И.Т. Луганец-Орельский отстаивал маршрут через эту территорию, так как здесь можно было наладить обеспечение машин бензином.

В 1934 году вопросы, связанные с Синьцзяном, обсуждались в Политбюро 22 раза, в 1935 году — 15 раз, в 1936 году — 15 раз, и в 1937 году — 15 раз. Руководство организацией строительства и эксплуатации дороги осуществляло Разведывательное Управление Генерального штаба РККА. Подавление восстания в Синьцзяне дало возможность приступить к созданию такого пути. Начали с расширения старой, «мандаринской» дороги до Ланьчжоу и далее до Хеми. Её длина превышала 3 тыс. километров. Дорожная система Синьцзяна была самой примитивной, имелись лишь дороги для вьючно-колесного транспорта. На строительстве работало несколько тысяч советских граждан и около 100 тысяч чел. местного населения. По окончании строительства дорога на значительном участке была взята под охрану частями Красной армии. Автомобильная трасса начиналась от станции Сары-Озек на территории СССР, недалеко от Алма-Аты. Она продолжалась 230 километров до границы, откуда шла уже по китайской территории — 1530 км. по Синьцзяну и 1165 км. по провинции Ганьсу, на высоте 1,5-2 тыс. метров над уровнем моря, через перевалы, по горам и пустыне. На дороге было организовано 20 пунктов питания, заправки и ночевок. Теперь по новой дороге можно было пустить грузовики. Первая партия оружия была отправлена уже 17 октября 1937 года.

Была сформирована особая воинская часть №8285, в которую поначалу вошли 3 автобатальона и 1 отдельная авторота — 750 автомашин. В основном это были ЗИС-5 и ЗИС-6 и легковые автомобили, к которым позже добавились и специальные автомобили. На территории СССР использовалось свыше 5,5 тыс. железнодорожных вагонов, всего же синьцзянский тракт обслуживало около 5,2 тыс. грузовых автомашин ЗИС. Срочные грузы перевозились по авиалинии транспортными самолетами ТБ-3. На трассе постоянно работало несколько тысяч грузовиков. Условия были весьма тяжелыми. Зимой температура опускалась до -32, летом поднималась до +50-60. Территория была эпидемически опасной: в августе 1938 году санитарный отряд был отправлен в Ланьчжоу для борьбы с холерой, в сентябре 1939 — в Урумчи для борьбы с чумой. К лету 1938 года так было перевезено 6 тыс. тонн грузов. В 1937 году пробег по тракту занимал 24 суток, но в 1938 году его сократили до 18,5 суток.

Боевые самолеты также перегонялись по среднеазиатскому маршруту. В 1937-1939 гг. их количество достигло 885. В 1938-1939 годах в Китай было перевезено 960 орудий, 2 млн. снарядов к ним, 8300 пулеметов. Уже в 1938 году большая часть китайской авиации была представлена истребителями И-15 и И-16 и бомбардировщиками СБ. Первый истребитель получил в Китае прозвище «Чиж», второй — «Ласточка». Их появление было весьма своевременным — к концу 1937 года у китайцев в строю оставалось всего около 30 самолетов. В небе господствовала японская авиация, которая буквально терроризировала китайские войска и гражданское население. Японские бомбардировщики делали по 4-5 заходов на цель, действуя как на учениях. В 1938 году китайцам удалось купить в Англии 36 истребителей Gloster Gladiator, но поставлено было только 18 этих машин. Эти самолеты, также, как и американские Hawk 75H, имевшиеся в китайских ВВС, существенно уступали японским истребителям. Из СССР в первый год войны в Китай было переправлено 347 истребителей И-15, 216 И-16, 292 бомбардировщиков СБ, 24 ДБ и 6 ТБ.

Китайской республике удалось купить в Британской империи еще 800 тонн взрывчатки, а в США — 11 самолетов и 450 тонн пороха. 24 китайские дивизии были вооружены советским оружием, купленным на открытые для Китая кредиты. Кроме 13 тыс. орудий и 14 тыс. пулеметов, поставленных в 1937-1939 гг., Китай получил и 82 танка. Относительно небольшое их количество объясняется сложностью и опасностью перевозок по морю. Займы, предоставленные СССР Китаю, в 5 раз превысили таковые же США и Великобритании, вместе взятые. Кроме того, они представлялись на гораздо более выгодных условиях — из расчета 3% годовых, в то время как британские и американские займы предоставлялись при 4 до 6,5% годовых с учетом обязательных поставок стратегического сырья.

Отдельной и весьма важной частью помощи было участие в войне советских военных специалистов — советников, летчиков и танкистов. Советников в армии было около 500. С декабря 1937 г. по май 1940 г. через Китай прошло около 1800 советских летчиков и 200 инструкторов и техников. До их появления на «чижах» и «ласточках» единственным способом спасения китайцев в порту Ханькоу, например, было бегство к стенам иностранных сеттльментов, которые японцы, разумеется, не бомбили. В сентябре 1937 года посольство Китая в СССР обратилось с просьбой о помощи в НКИД — китайские дипломаты просили помощи против бомбежек тыловых китайских городов, санитарных учреждений и объектов Красного Креста. Они просили принять меры, «которые содействовали бы быстрому прекращению подобных бескультурных и бесчеловечных действий».

Советское правительство действительно сделало представление в МИД Японии против бомбежки Кантона, но самым действенным способом было мастерство советских летчиков, наносивших существенный урон императорской авиации в небе Китая. Японцы сразу же почувствовали появление советских самолетов. Начались потери. Здесь же, в боях над Ханькоу, был впервые после Первой Мировой войны применен воздушный таран. К маю 1938 года наши летчики сбили и уничтожили на базах 625 японских самолетов, к концу того же года они потопили и повредили более 150 кораблей и транспортов противника. Главным военным советником в Китае был назначен военный атташе в этой стране комдив М.И. Дратвин. Японцы были упорным и опасным противником, в борьбе с ними погибло более 200 советских летчиков.

5 мая 1938 года Чан Кай-ши телеграфировал Сталину и Ворошилову: «Благодаря неоднократно оказанной Вами всемерной помощи Китай в войне с Японией мог продержаться до настоящего времени.» Генералиссимус Гоминдана просил о новой помощи – продаже новых самолетов кредит. 10 мая Сталин ответил: «Мы волне понимаем тяжелое валютно-финансовое положение Китая и учитываем его. Поэтому мы и не требуем от Китая в виде уплаты за вооружение ни золота, ни иностранной валюты. Но мы бы хотели получить от Китая такие товары, как чай, шерсть, кожу, олово, вольфрам и т.д. Мы знаем наверняка, что товары такого рода Китай мог бы поставлять СССР без ущерба для народного хозяйства и обороны Китая. Поэтому надеемся, что такие товары будут поставляться Китаем. Что касается помощи со стороны СССР, то можете не сомневаться ни одной минуты, что будет сделано все возможное для помощи великому китайскому народу в его героической освободительной борьбе против агрессора. Требуемые Вами самолеты присылаем.»

«С тех пор, как началась война Сопротивления японским захватчикам, — отмечал 20 декабря 1939 года Мао, — ни одно из правительств империалистических государств не оказало нам подлинной помощи, и только Советский Союз помог нам военной авиацией и материальными ресурсами». СССР поддерживал не только Китайскую республику. Большая помощь была целенаправленно оказана китайским коммунистам. С начала 1920-х годов КПК получала финансовую помощь, которая резко возросла со второй половины этого десятилетия. В 1927 году она составила 180 тыс., в 1928 и 1929 гг. — по 440 тыс., 1930 и 1931 гг. — по 450 тыс. китайских долларов. Со второй половины 1930-х годов объем помощи вырос до 300 тыс. американских долларов (приблизительно 1 млн. китайских). Кроме того, помощь оказывалась и через международные организации. Так, в 1937 году Китаю через общество Красного Креста СССР было передано 100 тыс. американских долларов «для закупки медикаментов в пользу пострадавших от военных действий Японии».

Торговля с США и Британской империей была жизненно важна для Японии. Основные поставки военного сырья и военной продукции в Японию шли именно из этих двух стран. Огромное значение имели и финансовые связи. Война с Китаем в 1894-1895 гг. стоила японским финансам около 200 млн. иен, война с Россией в 1904-1905 гг. — около 2 млрд. иен, оккупация Маньчжурии — около 1,5 млрд. иен. К 1938 году военные расходы достигли уже 7,4 млрд. иен. Общий долг страны вырос с 9,85 млрд. иен в 1935-1936 финансовом году до 11,44 млрд. иен в 1937-1938 финансовом году, расходы государства выросли с 2,26 млрд. иен в 1935-1936 финансовом году до 2,95 млрд. иен в 1937-1938 финансовом году. Расходы с 1936-1937 г. до 1937-1938 г. выросли: на армию — с 490 до 730 млн. иен, на флот — с 530 до 680 млн. иен. Траты на военных стали чрезвычайно тяжелым бременем для Японии, правительство которой вынуждено было приступить к мерам по финансовой экономии и вновь ограничило свободное обращение золота.

Вашингтон предоставил Токио заем в 125 млн. долларов, в основном потраченный на закупки оружия и военных технологий. Весьма значительной была и поддержка Лондона. Зависимость Японии от импорта в предвоенный год равнялась: по железной руде — 52%, по горючему — 90%, по чугуну и ртути — 98%, хлопку и сырому каучуку — 100% и т.д. Военные поставки из Америки в японском импорте в 1937 году составили 58%, в 1938 — 66%, в 1939 — 81%. 60,6% всей нефти, 92,2% меди, 59% железного лома приходили в Японию из США, 17% всего военного импорта — из Британской империи. По сравнению с 1936 годом показатели ввоза из США в Японию выросли: по железному и стальному лому в 2,7 раза, по самолетам и запчастям в 2,5 раза, по металлообрабатывающим станкам в 3,5 раза, по сырой нефти в 2,5 раза, по бензину в 1,5 раза, по чугуну и стали в 16,3 раза, по меди в 2,4 раза. Показатели ввоза в Страну Восходящего Солнца постоянно увеличивались, но кроме того, отдельной строкой проходила отчетность прямых поставок из США в Маньчжурию. Их стоимость по нефти выросла со 130 тыс. долларов в 1936 г. до 1 372 тыс. долларов в 1938 г., по нефтепродуктам с 652 тыс. до 2 712 тыс., по автомобилям и станкам с 789 тыс. до 4 047 тыс.

СССР оказывал помощь Китаю в том числе и из интересов собственной безопасности. С августа по октябрь 1937 года в связи с возможностью японского вторжения в Монгольскую Народную республику на территорию этого государства была введена мобильная группа РККА, составившая 57 корпус — около 30 тыс. чел., 280 бронемашин, 265 танков, 5 тыс. автомашин, 107 самолетов и т.п. Действия Москвы вызвали весьма серьезное беспокойство в Токио, японская пресса начала писать об опасной концентрации советских войск и авиации в Монголии.


[1] комкор Э.Д. Лепин — военный атташе в Китае.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
Нужно ли ужесточать в РФ миграционную политику?
93.2% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть