После войны 1877-1878 гг. Возвращение домой

13 июня 2024  04:35 Отправить по email
Печать

Решением Берлинского конгресса срок пребывания 50-тыс. русского оккупационного корпуса в Болгарии и Восточной Румелии был также сокращен в Берлине с 2 лет до 9 месяцев. После вывода русских войск порядок в автономной провинции должна была поддерживать местная полиция, а внешняя оборона обеспечивалась турецкой армией, при этом турецкие войска не должны были размещаться по домам местных жителей, а из состава пограничных войск должны быть исключены иррегулярные части – башибузуки и черкесы (статья 15). В мае 1878 года начались перевозки грузов и войск из Сан-Стефано в Адрианополь по Южно-Турецкой железной дороге. В мае таким образом было перевезено 46 720 чел. и 2 610 лошадей, в июне – 43 946 чел. и 2 216 чел. Движение было регулярным и хорошо организованным. Первыми в Россию были возвращены чины Гвардейского флотского экипажа, находившиеся при Действующей армии (свыше 1 тыс. чел.). Уже 5(17) мая 1878 года они прибыли в Петербург, где их распределили по судам Балтийского флота. Это было связано с тем, что с конца апреля началась мобилизация флота. Флот нуждался в пополнении, шло вооружение судов, которые ранее не предназначались к участию в военных действиях.

Еще ранее, в марте 1878 года был начат сбор средств для создания добровольного, народного флота. Инициатором выступила Москва. В каждой губернии создавался комитет по сбору средств, главным комитетом был московский с генерал-губернатором кн. В.А. Долгоруковым во главе. Почетным председателем общества стал наследник Цесаревич. У Гамбургско-Американского пароходного общества было куплено 3 парохода, которые были приведены в Кронштадт и переоборудованы в крейсеры («Москва», «Петербург» и «Россия»). На Балтике были подготовлены к выходу в дальнее плавание фрегат «Князь Пожарский», корвет «Аскольд» и клипер «Джигит», а в США куплены четыре быстроходных парохода, которые начали переделывать в крейсера («Европа», «Азия», «Африка» и «Забияка»). Для их экипажей в штат Мэн под видом переселенцев на специально зафрахтованном пароходе Гамбургской линии было перевезено 60 офицеров и 600 русских матросов для экипажей.

3(15) августа был отдан приказ о переводе армии на мирное положение. Высочайший приказ о начале перевозок войск Действующей армии был отдан 2(14) августа 1878 г. Ввиду сложных отношений с недавним союзником было принято решение вывезти около 200 тыс. чел., большое количество лошадей, госпитали, тыловые службы, артиллерию по морю, через порты Мраморного моря – Сан-Стефано, Эрекли, Родосто, Буюк-Чекмеджи, затем через Бургас. Для начала войска приступили к улучшению ведущим к портам дорог, саперы срезали спуски и подъемы, сооружались подъезды, строились причалы, был наведен наплавной мост через реку Мандра. Глубины не позволяли пароходам подойти непосредственно к причалам и для перегрузки собирались баржи, буксиры, паровые катера и шхуны с небольшой осадкой. В основном их поставляло Российское Общество пароходства и Торговли (РОПиТ). Оно было учреждено еще в августе 1856 года правительством для того, чтобы обеспечивать грузо-пассажирские перевозки сначала по Черному, а затем и по Средиземному морю. В ходе войны из состава РОПиТ было взято в военный флот 30 пароходов, 3 паровых катера, 8 барж и 5 шлюпок. Общая их стоимость составила 3.3 млн. рублей, общество получило от Морского министерства 1 918 910 руб. на случай гибели переданного имущества.

В Сан-Стефано и под Чаталджой был назначен парад войск перед выходом в поход и эвакуацией. 4(16) августа Казанский полк выступил в Сан-Стефано На него заранее съезжались многочисленные зрители. В параде 7(17) августа приняли участие Гвардейский, IV и VIII Армейские корпуса – всего 120 батальонов, 22 эскадронов и 5 сотен, 286 орудий – 1 725 офицеров и 81 283 строевых нижних чинов. Парадом командовал ген. Радецкий, принимал его Главнокомандующий Дунайской армией ген. Тотлебен. Среди зрителей были турецкие генералы и офицеры, послы и военные агенты разных стран в Турции. Пехота шла сомкнутыми батальонными колоннами, в одной из них мимо командующего проходил и Алексеев. «Доблестные войска вверенной мне армии! – Гласил приказ Тотлебена. – Давно желанный час настал. По Высочайшему Государя Императора повелению вы должны возвратиться на родину.»

Первым делом вывозились больные и раненые, для приема которых в черноморских портах готовились обширные помещения. С начала июня по начало августа все они были эвакуированы. Эпидемия тифа захватила и территории на юге России, но благодаря экстренным мерам она не приняла характера масштабного бедствия. Через 84-й госпиталь в Николаеве с 12 (24) сентября 1877 г. по 12 (24) сентября 1878 г. прошло 4,2 тыс. больных, из которых умерло только 160 чел. – менее 4%. Вслед за больными и ранеными в столицу возвращалась гвардия. Определялся и порядок движения гвардейских частей. Они прибывали морем в Одессу, Севастополь и Николаев и далее следовали по железным дорогам в Петербург и Варшаву.

Командующий Гвардейским корпусом ген.-л. ген.-ад. гр. П.А. Шувалов 8 (20) августа отдал приказ «Войска гвардейского корпуса! Наступило время вашего возвращения на родину… Скоро мы вернемся опять к нашим семейным очагам, к обычным мирным занятиям.» Присутствовавший там журналист писал: «На рейде Сан-Стефано бросили якорь целый десяток пароходов, с большими цифрами номеров из белой краски по бокам. Номера эти показывали, что пароходы предназначались для перевозки нашей победоносной армии из Турции в Россию обратно.» Основная тяжесть перевозок первоначально легла на суда РОПиТ – их было 10 и 1 иностранный, оказать поддержку им должны были корабли Доброфлота – «Россия», «Петербург» и «Москва». 11 (23) августа 1878 г. началась посадка войск на транспорты во всех портах, выделенных для этого в Мраморном море. Порт был окружен войсками, обозами, лошадьми, но порядок был полным. Уже через несколько дней через Босфор прошли 12 транспортов с 18 тыс. солдат и офицеров на борту – это были гвардейцы. Несмотря на летнее время, море было неспокойно – первый эшелон эвакуации попал в сильный шторм, из 80 из 500 лошадей, которых перевозили транспорты, пали в дороге.

13 (25) августа в Одессу прибыл первый пароход – «Эриклик», на его борту находились командующий V Армейским корпусом ген. от инф. ген.-ад. Ф.Ф. Радецкий и ген. Шувалов. 16(28) августа в Николаев прибыл первый пароход – «Черкасск» - с 1,5 тыс. солдат и 31 офицером на борту – это были финляндцы и павловцы. Войска перевозились в Севастополь, Одессу, Николаев и Таганрог, в последний город – некоторые казачьи части. Основной поток войск гвардии шел через Одессу. Горожане были настроены радушно. «Одесский вестник» заверял своих читателей : «Одесское население не забудет, что оно первое родное поселение на пути людей, оказавших такие заслуги и так долго бывших в разлуке с отечеством».

Рядовых размещали в лагере под городом, офицеров и генералов в центре в гостиницах. Войска проходили через дезинфекцию и бани, после чего начинали грузиться для дальнейшего движения по железной дороге. Солдаты радовались возможности помыться и попариться, особенно после стоянки под Сан-Стефано, где армия страдала от эпидемии тифа. Хозяева бань воспользовались этим и взвинтили цены на свои услуги. Цена на помывку выросла с 3 до 10 коп., причем со своей мочалкой и мылом. Это был грабеж. Попытались поднять цены и хозяева гостиниц и меблированных комнат, но сделать это не удалось. Городские власти позаботились о решении этой проблемы заранее, разместив объявления о найме комнат по фиксированным ценам или, по желанию хозяев, о предоставлении их бесплатно.

Александр II лично отправился встречать свою гвардию. Утром 18 (30) августа он прибыл на станцию «Куликово Поле». Его встречали градоначальник ген. от арт. гр. В.В. Левашов, командующий флотом адм. ген.-ад. Н.А. Аркас, представители города и многочисленные толпы горожан. В этот день император провел смотр прибывшим и местным войскам в Одессе, 19 (31) августа – в Николаеве, 20 августа (1 сентября) – в Севастополе, после чего отправился инспектировать флот и укрепления в Очакове. 25 августа (6 сентября) император вновь прибыл в Севастополь на яхте «Ливадия». Здесь уже три дня стояли прибывшие из Сан-Стефано Семеновский и Преображенский полки. После смотра они отправились в Петербург. Обстоятельства благоприятствовали успешному возвращению частей домой. «Благодаря прекрасной погоде, — отмечало обозрение «Николаевского вестника», — перевозка войск из Турции идет беспрепятственно и пароходы с дорогими гостями прибывают к нам аккуратно, по расписанию!»

Для перевозки батальона пехоты требовался эшелон в составе: 1 вагона 2 класса, 14 товарных вагонов для нижних чинов, 3 вагона для лошадей, 4 товарных вагона для тяжестей и 8 платформ (30 единиц); для эскадрона кавалерии – 1 вагон 2 класса, 4 товарных вагона для нижних чинов, 20 – для лошадей, 2 – для тяжестей и 3 платформы (30 единиц); для дивизиона артиллерии – 1 вагон 2 класса, 4 товарных вагона для нижних чинов, 8 – для лошадей, 2 – для тяжестей, 16 платформ (всего 31). Перевозки гвардии планировалось завершить 4(16) сентября. Одновременно были намечены сроки возвращения в Россию армейских частей – 1-й гренадерской, 10-й и 11-й резервных пехотных, 1-й кавалерийской, 1-й и 3-й Донской казачьих дивизий вместе с артиллерией, обозами и госпиталями и отдельных казачьих полков. Перевозки должны были начаться из Бессарабии 3 и 4 (15 и 16) августа и закончиться 3 и 4 (15 и 16) сентября. Часть казачьих полков перевозилась в Армавир, Новочеркасск и Оренбург из Петербурга, Варшавы и Москвы.

Утром 5(17) августа 1878 г. из Кронштадта в Средиземное море ушли «Россия» и однотипный «Петербург». Для своего времени «Россия» была довольно быстроходной – она развивала скорость в 14 узлов, и могла взять на борт (в случае перевозок на близкие расстояния) до 3 тыс. чел. В случае перехода на дальние расстояния количество пассажиров сокращалось вдвое. Водоизмещение «России» превосходило 3 507 регистровых тонн. Её предшественником был пароход РОПиТа под таким же названием. Эти пароходы были резервом русского флота на Черном море. Во время войны «Россия» РОПиТа использовалась в качестве вооруженного парохода. 13(25) декабря 1877 года она захватила у берегов Малой Азии и привела в Севастополь в качестве приза турецкий пароход «Мерсина» с 700 солдатами и грузом провианта на борту. Новая «Россия» прибыла в Сан-Стефано 1(13) сентября, на заключительном этапе перевозок 1878 года.

Из Сан-Стефано, Родосто, Эрекли и Буюк-Чекмеджи они закончились с 9(21) по 16(28) сентября. С 15(27) сентября начались перевозки из Бургаса. В навигацию 1878 года они закончились 7(19) ноября, без происшествий. Было проведено 205 рейсов, из них 125 осуществили пароходы РОПиТ, 68 – иностранные и 10 – Доброфлота. Всего перевезли 3 731 офицера, 134 408 нижних чинов, 21 915 лошадей и 7 746 орудий и повозок. Потери были только в конском составе – лошади гвардейских полков плохо переносили качку, 75 не перенесли переезда морем. Путь эшелонов с юга России к местам постоянного размещения был одним сплошным праздником – поезда повсюду встречали цветами, овациями и угощением.

2 (14) сентября в Петербург пришел головной эшелон гвардейцев. Это был л.-гв. Измайловский полк. 4 его эшелона разгрузились на станции Колпино в ночь со 2 на 3 (с 14 на 15) сентября и после дневки под городом двинулись к своим казармам. В Петербург они входили походным порядком по Московскому шоссе мимо Триумфальной арки. 4 (16) сентября в город вошли л.-гв. егеря и финляндцы. «Встреча, устроенная 4-го сентября обывателями Васильевского острове лейб-гвардии финляндскому полку, по своей грандиозности, трудно поддается описанию. Николаевский мост буквально был запружен народом и по нем было остановлено всякое движение». 7 (19) сентября в командование Гвардейским корпусом вновь вступил вернувшийся с Балкан Наследник Цесаревич. По возвращению домой армия переводилась на мирное положение. 7(19) сентября в командование Гвардейским корпусом вновь вступил вернувшийся с Балкан Наследник Цесаревич. По возвращению домой армия переводилась на мирное положение.

Часть армии – IX и IV Армейские корпуса – выводились в Болгарию и Восточную Румелию. Вскоре эвакуация и погрузка на суда была задержана. В Родопах во время движения армии на Филиппополь укрылось большое количество бежавших солдат из армии Сулейман-паши и беженцев. Обеспечить себя продовольствием в горах они не могли, а местные мусульмане также не могли сделать это. Столкнувшись с голодом в обстановке противостояния разных конфессиональных общин беженцы и дезертиры с помощью местных единоверцев начали вырезать болгарские селения. Русским войскам пришлось останавливать очередную резню. Болгарское население Македонии оказалось под настоящим террором беженцев из Болгарии и Румелии, особенно активно зверствовали албанские банды, хорошо вооруженные турецким правительством. В Македонии опять начались восстания, затухшие к концу года. Пострадало и греческое население, тысячи греческих семей были вынуждены бежать в Грецию.

«Я приостановил наш уход, — отмечал 4 (16) октября 1878 г. Тотлебен, — под нашей защитой болгары переселяются к западу. Турецкие войска находятся с нашими в совершенно дружеских отношениях. Между тем Порта требует дальнейшего очищения страны нашими войсками; она пришла в неистовство; но я не делаю ни одного шагу назад и стягиваю сюда резервы из Шумлы и Варны, чтобы иметь возможность грозно разговаривать с турками. Дело идет о спасении тысячей человеческих жизней и об упрочении народу добытой ему свободы».

4 (16) октября 1878 г. генерал-губернатором Восточной Румелии был назначен командир IX Армейского корпуса ген.-л. А.Д. Столыпин, который оставался в подчинении Императорского Комиссара. Генерал-губернаторство состояло из трех губерний – Филиппопольской, Адрианопольской и Сливенской, в каждую из которой назначался русский губернатор. 2/3 населения Восточной Румелии было болгарским. Главной задачей новой администрации было умиротворение края.

1 (13) июня 1879 г. солдаты оккупационных войск начали покидать болгарские земли. Они оставляли за собой прочный тыл. Эвакуация была быстрой. Русские солдаты и офицеры покидали Балканы. Когда они уходили из Румелии, их провожали со слезами на глазах, приветствуя как родных. 29 июля (10) августа русская официальная печать заявила об окончании миссии в автономной провинции: «Русское гражданское управление Восточной Румелии ныне закончило возложенную на него задачу и заключило её ранее того срока, который был положен берлинским трактатом для очищения турецкой территории русскими войсками. Благодаря этому новая, заменившая нас, администрация, созданная органическим статутом, могла открыть свои действия под охраною русского знамени.» Соответствующие заявления и решения были приняты и военными властями.

Русские войска надолго покидали Балканы. Вернутся они сюда только в 1944 году.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram или в Дзен.
Будьте всегда в курсе главных событий дня.

Комментарии читателей (0):

К этому материалу нет комментариев. Оставьте комментарий первым!
Считаете ли вы необходимым запретить никабы в РФ?
Нужно ли ужесточать в РФ миграционную политику?
93.2% Да
Подписывайтесь на ИА REX
Войти в учетную запись
Войти через соцсеть